Премия Рунета-2020
Тюмень
+14°
Boom metrics
ЗДОРОВЬЕ
Эксклюзив kp.rukp.ru
9 января 2024 8:59

«Скорая отказывалась ехать, несмотря на температуру 39»: как журналист «Комсомолки» «умирала» от болезни в разгар гриппа на новогодних каникулах

Как грипп и ОРВИ заставили страдать журналиста «КП»–Тюмень»
Как грипп и ОРВИ заставили страдать журналиста КП-Тюмень.

Как грипп и ОРВИ заставили страдать журналиста КП-Тюмень.

Фото: Виктория Гаврик

В разгар заболеваемости гриппом, ОРВИ и коронавирусом сложно не подхватить опасную инфекцию и остаться на ногах. В начале ноября 2023 года в России стали выявлять случаи заражения гонконгским гриппом. С этим подтипом вируса уже столкнулись жители Тюменской, Амурской и Орловской областей, заболевшие появились и в Пермском крае. 7 ноября первый заразившийся был зарегистрирован в Сахалинской области – в Роспотребнадзоре отметили, что общая ситуация по заболеваемости острыми респираторными инфекциями в стране является нестабильной, а также наблюдается тенденция к росту заболеваемости. Впервые человечество столкнулось с гонконгским гриппом более 50 лет назад – тогда вирус унес более миллиона жизней по всему миру.

Но что делать, если ты подхватил вирус, находясь не в своем регионе или сразу после переезда в другой город. С последствиями лечебной бюрократии столкнулась журналист издания «Комсомольская правда» – Тюмень». Как она выжила и смогла самостоятельно справиться с опасным гриппом – рассказываем в материале.

Все началось с обжигающей боли в горле

Наученная рассказами своих родственников, переболевших коронавирусом в тяжелой форме, я напугалась и решила сразу вызвать скорую помощь.

Наученная рассказами своих родственников, переболевших коронавирусом в тяжелой форме, я напугалась и решила сразу вызвать скорую помощь.

Фото: Виктория Гаврик

В целом я болею редко, у меня хороший иммунитет, который обычно самостоятельно справляется с ОРВИ и даже коронавирусом. Конечно, я прибегаю к лечению медицинскими препаратами, это происходит один-два раза в год, в сезонный подъем заболеваемости, но с чем мне пришлось столкнуться в этот раз – это полный ужас.

По воле случая в конце года я переехала из Тюмени в Санкт-Петербург. Переезд, подготовка к праздникам и работа – со всей суетой я даже и забыла про собственное здоровье. После небольшой прогулки и поездки в общественном транспорте под конец новогодних каникул я почувствовала острую боль в горле. Легкие болели от каждого вдоха, а пить воду было совершенно невозможно. У меня было два дня на выздоровление перед последним в новогодние каникулы дежурством. Закон подлости, не иначе.

Наученная рассказами своих родственников, переболевших коронавирусом в тяжелой форме, я напугалась и решила сразу вызвать скорую помощь, так как боялась получить пневмонию. Температура на тот момент была только слегка повышенной – 36,9.

Сначала я нашла ближайшую от меня поликлинику, так как часто при медицинских учреждениях есть услуга «вызов врача на дом» или «скорая помощь». Позвонила по указанному номеру, где меня попросили позвонить в скорую. Хорошо, подумала я и сделала, как попросили. Набрала скорую помощь по номеру 103, где женщина-оператор сказала мне:

– Девушка, врачи скорой помощи не ставят диагноз. Если у вас нет температуры под 40, мы не выезжаем, найдите ближайшую поликлинику и обратитесь туда.

Высокая температура держалась у меня три дня.

Высокая температура держалась у меня три дня.

Фото: Виктория Гаврик

Конечно, я и раньше сталкивалась с грубостью, но тут на кону стояла моя жизнь и здоровье, поэтому мне стало как-то тревожно.

«Куда бежать с температурой 38»

Мы с мужем посмотрели ближайшие поликлиники, все они работали до 15.00, а на часах к этому моменту было 14.30. Единственная государственная клиника находилась в двух километрах от нашего дома, но, к счастью, она работала до 17.

Собрав необходимые документы и вещи, я поехала в поликлинику. Нюанс в том, что медицинский полис получен мной в другом регионе. Чтобы прикрепиться к поликлинике по месту обращения, необходимо поставить штамп в страховой компании. Так мне сказали в госучреждении.

– Мы готовы принять вас и без штампа, но у нас терапевтов сейчас нет, они работают только с 9 января. Позвоните в страховую, чтобы поставить штамп, – пояснили мне в поликлинике.

Когда я вышла из медучреждения, у меня уже начала кружиться голова. По пути домой мы с мужем закупились необходимыми лекарствами, которые нам посоветовали в аптеке и моя мама. Дома измерили температуру – 37,8.

Последний раз температура у меня поднималась лет в 11, ощущения ужасные: озноб, головокружение, кашель, сильнейшая боль в горле и сонливость. Пока я пила множество разных лекарств – от противовирусных до сиропов от кашля, муж звонил в страховую компанию, чтобы узнать, сколько по времени займет поставить штамп в полис.

Выяснилось, что специалисты, которые ставят штамп, работают только с 9 января. Чтобы поменять регион в полисе, потребуется от двух до шести дней. Тогда я решила снова попробовать вызвать скорую на дом. Мне снова отказали по причине низкой температуры – на тот момент она у меня поднялась уже до 38,5, но озноб прошел после того, как я поспала. Руки опускались и кончалось терпение. С такой температурой мне уже были нужны антибиотики, другие лекарства не помогали, как и витамин С и чай с медом.

Квест «Выживи или умри»

Накануне праздников моя мама болела с подобными симптомами, она написала мне название антибиотиков, которые ей выписали. Однако в трех аптеках их не продали. Но тут и надеяться не нужно было.

Начались мои дни ада. Я решила лечиться сама, молясь на свой иммунитет, противовирусные препараты и жаропонижающие. Слабость была такая, что силы покинули ноги. Они совсем меня не держали. Тело неприятно ломило, и продолжало знобить. Местами меня даже будто колошматило. Муж поил меня старым добрым парацетамолом. Несколько раз в день мы измеряли температуру, в основном я спала, ела и пила лекарства.

Окончательно «уронить» температуру до нормальной отметки в «36,6» мне удалось только к утру вторника.

Окончательно «уронить» температуру до нормальной отметки в «36,6» мне удалось только к утру вторника.

Фото: Виктория Гаврик

Температура продолжала держаться в среднем на отметке 38. Так я лежала два дня. Иногда я путала время, а ночью просыпалась от сильнейшего кашля. Это был замкнутый круг – засыпать с высокой температурой и просыпаться с ней же. Парацетамол помогал на время немного снизить температуру, и всё. Муж старался часто проветривать квартиру, мыть полы и кормил меня куриным бульоном – другую еду мне было есть тяжело, да и не хотелось.

Работала с температурой под 38, но шла на поправку

Температура держалась у меня три дня. Конечно, она иногда падала до 37, но бывало, что достигала отметки 39. К сожалению, выздороветь до начала дежурства мне не удалось, поэтому пришлось работать с температурой и головной болью, но я справилась. Правда, иногда меня самопроизвольно вырубало на полчаса во время работы из-за слабости. Благо, работала я из дома. Первые признаки выздоровления у меня появились в понедельник. В преддверии полноценной рабочей недели мне захотелось нормально поесть и горло перестало гореть. Появилась и сила в теле. Я стала расхаживаться, а не лежала круглыми сутками. Про эту дурацкую температуру я стала забывать. Нормальные 36,6 мне куда больше нравятся.

Окончательно уронить температуру до нормальной отметки 36,6 мне удалось только к утру вторника. Следует отметить, что подъем заболеваемости сейчас наблюдается во всех регионах России. Во многих аптеках можно встретить гигантские очереди. И нагрузка на врачей идет сильнейшая. Но болеть в новогодние праздники – уж точно удовольствие не из приятных.

Ранее мы рассказывали историю, как журналист «Комсомолки» училась на грумера. Итог: порезала собаку и оставила кота без усов.