Премия Рунета-2020
Тюмень
-17°
Boom metrics
Общество
Эксклюзив kp.rukp.ru
8 июля 2023 10:16

«Ради меня Паша отказался стать монахом»: в Тюмени живет многодетная православная семья Гусейн-Заде

В День семьи, любви и верности рассказываем историю супругов разных национальностей
Фото: из архива семьи Гусейн-Заде

Фото: из архива семьи Гусейн-Заде

Супружеская пара, где муж и жена разной национальности, с большими отличиями в воспитании, культурных традициях всегда вызывает много вопросов. А если эти супруги еще и многодетные – то повышенный интерес окружающих гарантирован! Знакомьтесь: семья Гусейн-Заде. Муж Алекпер (в крещении Павел) 38 лет, азербайджанец по национальности. Ирина, 34 года, русская. У Алекпера и Ирины – четверо детей: Зоя (11 лет), Федор (8 лет), София (4 года), Ника (7 месяцев). Супруги знакомы 18 лет, в браке –14.

Как все начиналось

– У нас это первый и единственный брак. Мы православные. Познакомились в храме города Мегиона. Нас свел наш духовник, отец Ростислав Петров. Он сейчас служит в Тюмени, в Свято-Никольском храме, – вспоминает Ирина.

Дело было так. В 1984 году в столице Азербайджанской ССР родился Алекпер. В 1988 году в Казахстане, в поселке под Карагандой – Ирина. В начале «лихих девяностых» их семьи, не зная друг друга, переехали из союзных республик в Мегион (ХМАО) – молодой северный город. Ребята росли в одном городе, учились в одной школе, а позже ходили в один храм – и ни разу не пересекались.

– В 14 лет я крестилась. Это был вариант подросткового бунта против жизни без смысла, которая представлялась мне полной грязи и безобразия. Я мечтала встретить достойного православного человека и создать семью.

Венчание. Фото: из архива семьи Гусейн-Заде

Венчание. Фото: из архива семьи Гусейн-Заде

Муж крестился годом позже меня. Он уже был студентом, учился в Томске, а я училась в 9-м классе. Позже он рассказал, что, приезжая на студенческие каникулы, видел каждое воскресенье одну и ту же девушку на службе, и думал: «Вот это стабильность!». А я его не видела, пока нас не познакомил настоятель храма, – улыбается Ирина. – У нас было хорошее молодежное движение, воскресная школа. Девчонки с клироса и парни-алтарники дружили, встречались, некоторые создавали семьи.

Настоятель храма познакомил нас, когда я закончила школу и уже поступила в Томский университет. Муж тоже учился в Томске, на пятом курсе, и остался в Мегионе на практику. Через месяц он приехал в Томск. Честно говоря, поначалу у меня не появилось к нему особого интереса. Он был таким серьёзным, читал духовную литературу, а я была очень легкомысленной девушкой. Про таких говорят «сама не знает, чего хочет». Я влюблялась часто и по большей части безответно в недоступных и неподходящих мужчин: не испытывающих ко мне интереса, неверующих или, по классике жанра (проблемы с папой) – намного старше и уже женатых. Тех же, кто испытывал ко мне чувства, я либо игнорировала, либо практически сразу бросала.

Вместо монастыря – под венец

Ирина и Алекпер практически не встречались до свадьбы. Она училась в Томске, он работал в Мегионе. Она продолжала влюбляться в неподходящих парней, он, решив, что кроме нее ему никто не нужен, подумывал уже уйти в монастырь. Потом однажды встретились в Томске случайно, обменялись телефонами и через год поженились.

– Я бы не сказала, что была влюблена. Как раз наоборот, шутила, что выхожу замуж по расчету. Я понимала, что передо мной серьёзный верующий мужчина, крепко стоящий на ногах в материальном плане, влюбленный в меня. При этом не лишенный обаяния и красоты, вежливый, воспитанный, относящийся ко мне бережно и ответственно, интересный собеседник и единомышленник. Он тоже хотел многодетную семью. При этом меня покорила сила его любви - ведь за 2 года он не забыл меня, хотя мог бы уже найти другую девушку.Как таковых верующих мусульман в родне мужа немного, и «предателем веры» в связи с крещением и женитьбой на русской моего мужа никто не считал. Кстати, среди родственников мужа есть и православные, и протестанты, и даже иудаисты.

Фото: из архива семьи Гусейн-Заде

Фото: из архива семьи Гусейн-Заде

Тюменская семья всегда вызывает доброжелательный интерес.

– Бывает недоуменная реакция (Азербайджанец женился на русской: как родители разрешили? Принял православие – разве такое бывает? А его родственники не прокляли?), но негатива не встречала. Увидев мою фамилию, регистраторы в больницах и прочие госслужащие обычно поднимают глаза и внимательно смотрят на меня, пытаясь, видимо, отыскать в моем лице хотя бы отдаленные признаки какой-то восточной национальности, и часто потом задают вопрос, откуда у меня такая фамилия, – смеется Ирина Гусейн-Заде.

Как вспоминает женщина, начало семейной жизни было непростым.

– Мы ведь, когда женимся, не начинаем жизнь с чистого листа, как бы нам того ни хотелось. Мы приносим в свою семью каждый свое «приданое»: обиды на родителей, бунт, психотравмы. Сейчас я понимаю, что все наши с мужем конфликты происходили не от различия культур, а от банальной психологической безграмотности и банальной же невротичности. По мере расширения кругозора, обсуждения конфликтов и прочитанных книг/статей отношения становились лучше. Это психология, а не культура. Всё это бывает в каждой семье.

Да, возможно, у кавказцев более четкие, традиционные представления о семейных ролях. Мужчина – глава, добытчик и защитник, женщина – мать и хозяйка. Детей надо воспитывать, защищать и охранять, а старших почитать. Всё это было когда-то и в нашей, русской, культуре, пока не «потоптались» по ней всяческие войны и революции.

Новый год 2022. Фото: из архива семьи Гусейн-Заде

Новый год 2022. Фото: из архива семьи Гусейн-Заде

«Четверо детей – это совсем не много»

Глава семьи Алекпер подчеркнул, что их многодетность родственники, друзья, соседи, коллеги воспринимают с восхищением и уважением.

– Негатива не встречали. Только позитив, – заметил он.

А Ирина считает, что нет у них никакой многодетности. Четверо детей – это много, что ли? Было бы десять, ладно ещё...

– Все по-разному реагируют. Кто-то спокойно, кто-то эмоционально. Негатива не встречала, но меня не очень радует реакция «вы герои». Приятно слышать, конечно, но... Это говорит о том, что такое небольшое количество детей (всего лишь четверо) не воспринимается как норма. При том, что для поддержания воспроизводства населения страны должно быть минимум трое детей в каждой семье. Значит, революции в головах так и не случилось пока. Или этот процесс идёт, но медленно, – рассуждает многодетная тюменская мать.

С младшей дочерью. Фото: из архива семьи Гусейн-Заде

С младшей дочерью. Фото: из архива семьи Гусейн-Заде

К черту перфекционизм!

Супруги рассказали о семейных традициях.

В храм стараются ходить каждое воскресенье, если никто не болеет и нет какого-то форс-мажора. После службы гуляют, заходят в кафе или покупают домой что-нибудь вкусненькое (в воскресенье мама и жена Ирина отдыхает от готовки) или едут в гости к свекрови - бабушка всегда рада их накормить. Потом супруги укладывают младших спать и отдыхают, а старшие дети гуляют с друзьями.

Вечером смотрят всей семьёй фильмы, собираются в школу/на работу и ложатся спать. Читают книги перед сном, разговаривают по душам.

– Очень люблю слушать, как муж говорит с детьми. Бог дал ему талант говорить о сложном простыми словами. Кажется, он любую вещь может объяснить так, что и наша средняя четырехлетняя София поймет, – считает тюменка.

Алекпер советует всем родителям по мере возможности распределять бытовые обязанности между детьми. Обговорить с ними некоторые правила семьи, не лениться напоминать им про них в мягкой форме.

Все секции и занятия вместить в шесть дней, что бы один день или его часть где-то провести вместе семьей.

– В любой непонятной ситуации ложись спать, – смеется Ирина. Домашние дела – это как уборка снега во время снегопада. К черту перфекционизм! А вот посидеть после отбоя детей на кухне с кружкой чая и телефончиком – это святое!

Естественное родительство (грудное вскармливание, слинг, высаживание, совместный сон) помогает понимать ребенка, чувствовать его, налаживать контакт и настраивать ритмы с самых первых дней жизни. Мы живём в замечательное время, когда на нашей стороне и современные технологии, и древние, накопленные человечеством знания. Впервые в истории человечества так легко быть родителями!

Дорогие «ништяки» не можем позволить детям

Принципы воспитания Ирина назвала такие: любовь, беседы, чтение и труд. Дети должны чувствовать, что родители их любят – это ключ к их здоровой психике. Не стесняться говорить о чувствах, демонстрировать свою любовь к ним и супругу, поощрять проявление любви между братьями/сестрами, другими родственниками. Поцеловать родителей перед сном, пожелать доброго утра, поздравить родственников с юбилеем, позвонить бабушке по видеосвязи и рассказать, как прошел день, спросить, как она себя чувствует, подержать на ручках новорожденную младшую сестру.

Конфликты стараться разрешать спокойно, объяснять основные правила общения, ценность сохранения добрых семейных отношений.

Хотелось бы уточнить: сама по себе многодетность детей добрыми не делает. Может ещё сильнее озлобить. Дома постоянно куча народу, делиться надо, вечно малые везде снуют, орут, и не можем купить дорогие «ништяки», потому что родители нарожали нас много. Ценности нужно воспитывать, просто так они с неба в голову не падают. И тут родителям даже труднее приходится, потому что масштабы больше.

В День семьи любви и верности Алекпер и Ирина пожелали семейным – мудрости, терпения и умножения любви с годами. Одиноким – встретить вторую половинку. Тем, кто желает стать родителями, дождаться своего аиста. И всем – Победы!

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

От личного горя к инновации: тюменская семья создала уникальную методику помощи детям с аутизмом

Проектом «Волшебный батут» уже заинтересовались в Швейцарии, Германии, Омане (подробнее)