2019-03-11T12:17:12+03:00

От личного горя к инновации: тюменская семья создала уникальную методику помощи детям с аутизмом

Проектом «Волшебный батут» уже заинтересовались в Швейцарии, Германии, Омане
Методика олицетворяет собой междисциплинарный подход, способный заменить пять специалистов. Фото Евгения ЕгороваМетодика олицетворяет собой междисциплинарный подход, способный заменить пять специалистов. Фото Евгения Егорова
Изменить размер текста:

В уверенно стоящем на гироскутере и горных лыжах мальчике, сложно узнать того ребенка, который еще не так давно не смог совладать со своим телом, не ощущал его, не испытывал чувства голода и боли.

Уже в сентябре Даня, скорее всего пойдет в школу, где будет обучаться наравне с обычными девочками и мальчиками. Все это стало возможно, благодаря невероятной силе воли его мамы – Гульнары Совковой. Женщина не только ни на секунду не усомнилась в возможностях своего сына, но и открыла дверь в будущее тысячи ребятишек по всему миру с аналогичным диагнозом.

ДАНЯ

Эту историю одной тюменской семьи по праву можно считать примером родительского мужества и стойкости характера. Гульнару Совкову многие жители города помнят и знают, как директора успешного рекламного агентства. В структуре компании работала своя типография, дела шли в гору. Но в какой-то момент жизнь преуспевающей бизнесвумен резко изменилось. У ее сына – Дани начались серьезные проблемы со здоровьем.

- Ребенок был сильно сенсорно разбалансирован. Не понимал, где у него рука и нога, не спал почти, не чувствовал чувства голода и насыщения. Вместе с ним, три года не спала я. Понятно, что находилась в жутком состоянии. Буквально ауру уже людей видела, - рассказывает женщина.

Все попытки отладить у Дани необходимые навыки оставались тщетными. На протяжение двух лет ребенка водили на занятия в различные коммерческие центры. Семья отдавала сначала по 50 тысяч рублей каждый месяц, потом оплачивала занятия с 50% скидкой. Но несмотря на все попытки даже малейших улучшений в состоянии Дани не было, как и денег на дальнейшую реабилитацию.

Даня успешно освоил велосипед, горные лыжи и гироскутер. Фото из семейного архива Совковых

Даня успешно освоил велосипед, горные лыжи и гироскутер. Фото из семейного архива Совковых

- Подход к ребенку в центрах был стандартный - логопед, физическая культура, творчество, но Даня не чувствовал свое тело и своё «я». Единственной его страстью были прыжки. Дома он очень много прыгал, с каждым разом забираясь все выше и выше, - рассказывает Гульнара.

Тогда еще женщина не понимала, что именно в этом увлечении сына и кроется ключ к его полноценному развитию. Но взяла на заметку, поскольку, посещая многочисленные родительские семинары постоянно слышала о том, что искать подсказку нужно именно в теле ребенка.

По иронии судьбы, семье выпал шанс посетить один из батутных центров Тюмени. Для Дани с его любовью к прыжкам, это стало настоящим праздником. Напрыгавшись от души, дома в этот день он вел себя чуть спокойнее, хорошо кушал, меньше скакал с высоких шкафов и полок, спал. Это обстоятельство невольно привлекло внимание Гульнары.

- На семинарах часто говорили, что, если ребенок что-то увлеченно делает, не нужно это ему запрещать. Напротив, нужно активизировать и пытаться понять, что привлекает его в определенных движениях, - поясняет собеседница.

Помимо отсутствия ощущения собственного тела, Даня не понимал слов. Собираясь гулять, его маме приходилось махать ботиночками, шевелить ручкой входной двери. На пятой минуте до ребенка доходило, что сейчас они пойдут на улицу. Оказавшись снова в батутном-центре Гульнара с супругом Антоном решили попробовать через создание мотивации, начать отрабатывать какие-то минимальные команды.

Теперь Даня без труда готовит и делает поделки. Фото из семейного архива Совковых

Теперь Даня без труда готовит и делает поделки. Фото из семейного архива Совковых

Так, женщина стала приносить на занятия изюм. В качестве задания мальчику предлагалось пробежать от одной стенке к другой, где он получал лакомство. После первых тренировок, на тот момент Дане было уже 6,5 лет, он впервые начал чувствовать желудок. Ощущать наелся ли он, или голоден. У ребенка включилось понимание, уже не 5 минут, а 3-4 минуты и Даня стал частично понимать обращенную речь. Вместе с этими чувствами пришло ощущение усталости. Даня впервые задолго время начал спать – счастью родителей не было предела.

ВОЛШЕБНЫЙ БАТУТ

К тому времени Гульнара Совкова из успешного предпринимателя превратилась в не менее успешного общественного деятеля. Женщина активно проводила разные информационные компании, направленные на работу с обществом, с родителями ребятишек, имеющих сложности в развитии.

Так, одним из ее проектов стало создание специальной группы в детском саду №51. Оказавшись в очередной раз на встрече заместителем губернатора Тюменской области Натальей Шевчик и обсуждая перспективы развития детсадовской группы, Гульнара обмолвилась о посещении Даней батутного центра и о тех положительных сдвигах, которые у мальчика появились.

- Никакой батутотерапии в России на тот момент не было. Появилась идея сделать такой социальный проект – полтора месяца занятий для 10 детей в возрасте от 4 до 8 лет. С обязательным участием психотерапевта, который должен был замерить навыки детей на входе и на выходе, - поясняет Гульнара.

Разговор состоялся, но по каким-то причинам на 2-3 месяц все затихло. Семья Совковых уже было решила, что идея канула в лету. Как вдруг раздался звонок. Гульнаре сообщили, что все в силе и удивились почему проект еще не запущен.

Замгубернатора Наталья Шевчик (справа) поддержала проект на старте. Фото из семейного архива Совковых

Замгубернатора Наталья Шевчик (справа) поддержала проект на старте. Фото из семейного архива Совковых

- Буквально через 2-3 дня нужно было уже выходить на занятия с детьми. А наша девушка инструктор – профессиональная батутистка, как назло получила травму. Ещё были инструкторы батутного центра, которые были согласны поработать, но увидев деток с аутизмом, внезапно отказались. Муж взял инициативу в свои руки. Со словами - «я, конечно не тренер, а повар, ну да ладно, тяжелее Дани я не видел». Семинары он тоже вместе со мной проходил, так что решили - рубимся, - не без эмоций рассказывает Гульнара.

По ее словам, на старте проекта больше всего негатива исходило от различных общественных организаций. Все как один пророчили, что дети переломают шеи и их физическому состоянию будет нанесен еще больший ущерб.

Тем не менее, для всех деток участие в проекте закончилось благополучно. Более того, многие начали впервые ощущать свое тело – нормально питаться, спать, ходить в туалет, не говорящая девочка – произнесла своим первые слова. В целом, понимание речи и действий у детей улучшилось.

Но бюджетное финансирование закончилось, а видя такой прогресс у ребятишек, останавливаться Совковым уже не хотелось, и супруги решили еще четыре месяца работать бесплатно. На тот момент методика была ещё сырая без применения нейропсихологического подхода и сенсорной интеграции.

- У моего мужа такая особенность характера, если он начинает что-то делать, ему нужны результаты. Он готов трудиться и трудиться, чтобы достигать все большего, - поясняет Гульнара.

Так пришла идея подать заявку в Агентство стратегических инициатив на конкурс социально-экономических практик.

МОСКВА СЛЕЗАМ НЕ ВЕРИТ

На самолет до Белокаменной собирали, буквально, всем миром. В основном это были единомышленники и друзья по Фейсбуку. Билеты были куплены, и вот в Москве Гульнаре предстояло самое сложное и интересное.

- Я терпеть не могу попрошайничать, трясти деньги с государства, но как иным способом масштабировать проект, у меня тоже не было понимания. В акселераторе меня начали ломать, говорить, что методика разработана отличная, но нужно обозначить стоимость занятий, иначе проект просто закроется. Донесли нам понимание, что долго на наших с мужем ресурсах мы не продержимся. Два месяца шло серьезное обучение, - рассказывает Гульнара.

В финал отобрали 35 человек. Гульнару на итоговое выступление долго не допускали. Как истинная мать, испытавшая все трудности на себе, описываемые в проекте аспекты работы и примеры, вызывали сильные эмоции у женщины, и она не могла не плакать, рассказывая историю создания проекта.

- В какой-то момент я поняла, что просто не могу позволить себе потерять проект из-за личной истории. По духу я воин. Поэтому твердо решила, раз уже я здесь, рубимся, - рассказывает Гульнара.

Усилия не были напрасными. Проект «Волшебный батут» вошел в 12 практик победителей 2017 года, и был представлен на Демо-дне с выступлением перед администрацией президента. А затем проект еще раз вошёл в финал акселератора и в 2018 году. Но самым главным результатом, конечно, стал полученный опыт. Изначально Совковы были настроены на строительство своего батутного центра. Ориентировочная стоимость такой площадки оценивались в 15-20 миллионов рублей.

Первый выпуск акселератора социальных проектов АСИ (Гульнара в центре). Фото из архива Ивана Карпушкина

Первый выпуск акселератора социальных проектов АСИ (Гульнара в центре). Фото из архива Ивана Карпушкина

- Возникал вопрос, где взять деньги? Как дальше это тиражировать? Заполнять эти площадки. В акселераторе подсказали, что нам не нужна своя постоянная локация. Мы можем заходить в любой батутный центр России и проводить занятия по своей авторской методике, - поясняет Гульнара.

В настоящее время у «Волшебного батута» есть представительство в Тюмени, два центра в Санкт-Петербурге и уже много выездных реабилитационных интенсив-курсов в другие города. В планах открытие площадок в Омане, Черногории и Германии. Гульнара убеждена, что через год количество филиалов «Волшебного батута» приблизится к полсотни.

- После обучения в акселераторе, мы хотели запустить франшизу. Но потом подумали - мы же не чулки или носки продаем, занимаемся развитием детей. Нужен постоянный контроль качества работы тренеров, постоянная супервизия авторов методики. Если вдруг произойдет какая ситуация, тень упадет на весь общий бренд, а у нас по-настоящему классный проект, который не только направлен на физическое развитие, речь, интеллект , но и социализацию детей, - поясняет Гульнара.

Одним из преимуществ практики как раз является то, что ребенок ходит не в специальный реабилитационный центр, а в общественное место. Занятия происходит в естественной среде. Ребенок социализируется, он перестает бояться мигающих огней и громких звуков в торговых центрах, где, как правило, расположены батуты. Видит, как тренируются другие дети. Соответственно, повышается и толерантность общества в целом.

- В рамках президентского гранта мы проработали по методике 240 тюменских детей. Это счастливые ребятишки, а больше – родители и семьи, которые наконец-то видят глобальные улучшения в поведенческих характеристиках детей, их общем состоянии. Естественно, само качество жизни семьи становится на порядок выше, - подчеркивает Гульнара.

Не случайно, уникальной тюменской практикой уже заинтересовались в Швейцарии, Финляндии и даже в Омане. Так, клинической психолог из Омана долго время искала нестандартную терапию для своего ребенка по всей Европе.

- Женщина ехала к нам с сильным предубеждением относительно альтернативных методик работы с детьми. Но вернувшись через месяц домой и показав своего четырёхлетнего сына наблюдавшему его голландскому психологу, тот с удивлением сказал – вы привезли другого ребенка, - говорит Гульнара.

КАК ЭТО РАБОТАЕТ

В Тюмени специалистов, ориентированных на работу с детьми аутистами, можно пересчитать по пальцам. Реабилитация ребенка ведется по классической схеме, но существующие подходы не приносят ощутимых результатов и занимают продолжительное время.

- В 3-5 лет у ребенка еще хорошая нейропластичность мозга. Именно в этот период нужно начинать активно работать. Наши тренеры прокачены в развитии поведенческих навыков, создания стимулов мотивации, они занимаются только под супервизией авторов методики. Занятия не проходят в кабинете площадью 12 квадратов. У них есть четкие задачи, они шаг за шагом проходят разные элементы, работу с телом и сенсорикой, затем ребенок проходит специальные под индивидуальные особенности ребенка нейромоторные цепочки АФК, используем всё оборудование центра от веревочного парка и заканчивая скалодромом. То, на чтобы родители никогда не решили отправить своего ребенка, - поясняет Гульнара.

Все упражнения ребятишки выполняют только "рука в руке" с инструктором. Фото Евгения Егорова

Все упражнения ребятишки выполняют только "рука в руке" с инструктором. Фото Евгения Егорова

На «Волшебном батуте» тренеры и педагоги помогают детям с аутизмом, задержкой речи и интеллекта. Здесь занимаются ребята с серьезными диагнозами: РАС (расстройство аутического спектра), ЗПР и ЗРР (задержка психического и речевого развития), ДЦП (детский церебральный паралич), сахарный диабет.

Все занятия проходят индивидуально, упражнения ребятишки выполняют только "рука в руке" с инструктором. Фактически, взрослый становится, своего рода, наставником и опорой для ребенка.

- Мы разработали и запатентовали собственную программу сенсорной коррекции. Можем смело реализовывать ее до 2037 года. Поэтому вдвойне обидно, когда нас сравнивают с какими-то попрыгушками. Хотя именно в процессе прыжков у ребенка задействуется ствол мозга и начинает работать мозжечок, - рассказывает Гульнара.

Автор методики уверяет, что «Волшебный батут» олицетворяет собой междисциплинарный подход, способный заменить пять специалистов. Как подтверждение тому, неврологи и логопеды, работающие в Тюмени, отправляют детишек и их родителей на занятия в батутный центр.

Помимо самих занятий на батуте, ребят обучают другим сопутствующим навыкам, например, передвижению на велосипеде. Начинается все с самоката, затем ребенок под руководством тренера осваивает четырехколесный велосипед, затем двухколесный. Некоторые из ребят, как и Даня, уже освоили гироскутер.

У Марка Совкова задержка речи и это еще одна задачка для его неунывающих родителей. Фото Евгения Егорова

У Марка Совкова задержка речи и это еще одна задачка для его неунывающих родителей. Фото Евгения Егорова

- Инструкторы проходят постоянное обучение. Новички перед тем как приступить к работе учувствуют в наших семинарах, проходят сертификацию, сдают экзамен. Мы очень серьезно подходим к этим вещам и наши специалисты тоже понимают важность обучения, ведь они работают с детьми, - поясняет Гульнара.

На сегодняшний день уникальная программа нейроабилитации «Волшебный батут» не только помогает реабилитировать особых детей, но и дает работу их мамам и папам. Наряду с профессиональными тренерами-педагогами в тюменском центре работает уже шесть таких родителей.

- Трудоустройство родителей - не менее важная социальная составляющая проекта. Когда в семье появляется особый ребенок, кому-то из родственников приходится отказаться от работы, и всегда быть рядом с малышом. Инклюзивное образование в нашей стране еще недостаточно развито, особенно это касается детских садов и школ. Поэтому родителям приходится самостоятельно обучать своих детей, изучая возможности реабилитации, - отмечает Гульнара Совкова.

ЗА ЗДОРОВОЕ ПИТАНИЕ

Гульнара Совкова по профессии инженер-механик. Окончила индустриальный университет и всегда обожала физику и химию. За 20 лет успела преуспеть в маркетинге. Во многом, именно этот сплав разносторонних интересов и знаний позволяет ей чувствовать себя как рыба в воде при работе с детьми.

- По сути дела, здесь ты тоже собираешь целое из элементов системы. Мы активизируем работу нейронов у ребятишек, задействуем все важные сфинктеры и нервные окончания, укрепляя мышцы, кости, кожу. Это тоже, своего рода, биомеханика человека, которую мы помогаем отстроить, - поясняет Гульнара.

Женщина не скрывает - планы на будущее – грандиозные: 20 филиалов «Волшебного батута» по миру и около 100 в России через 3 года. Затем сеть кафе со здоровым питанием. Уже сейчас для некоторых детей и взрослых посещение некоторых кафе и ресторанов становится проблемой.

Гульнара и Антон Совковы. Фото Евгений Егорова

Гульнара и Антон Совковы. Фото Евгений Егорова

- У нашего Дани аллергия на пшеничные и молочные продукты. Находясь вне дома, в других города, мы сталкиваемся с тем, что ему негде и нечего поесть. Поэтому и появилась такая идея сети кафе, - говорит Гульнара, добавляя, что половину персонала наберут из числа людей с аутизмом. – Обучим шаблонам работы. Это будет сеть кафе семейного ресторанного типа, с хорошей игровой зоной, которое смогут посещать все, в том числе «особые» гости. Кто знает, может и Даня будет работать в этом кафе.

Еще одна мечта, которая судя по характеру Гульнары Совковой, будет обязательно реализована –это создание футуристической одежды для детей и подростков. Свой бренд энергичная мама двух сыновей и одной дочки намерена запустить через 3-4 года.

- Я два года отучилась на модельера-конструктора. Затем отделение закрыли из-за слишком малого количества обучающихся. Пришлось перевестись на химические технологии, но в итоге я закончила инженером-механиком. Но свой потенциал в этой части я все равно реализую. Это будет одежда из классных экологических качественных тканей, которая будет трансформироваться, - описывает Гульнара.

Кстати, у второго ребенка Совковых - Марка задержка речи. В свое время, прыгающий с любой высокой точки Даня уронил на свою беременную маму тяжелую этажерку (антресоль). Сейчас младшему почти 4 года, но он не говорит. Только недавно родители наконец услышали заветные "мама и папа".

- Мы с мужем расцениваем это как еще одну задачу, которую нам подкинул боженька. Активизировать направление работы с ребятишками, имеющими проблемы с речью, - резюмирует Гульнара.

Женщина уверяет, главное, что должны делать родители – это не сдаваться и до последнего верить в своих детей, не опускать руки и продолжать развивать их.

Семья Совковых несмотря на успех проекта «Волшебный батут», все еще живут весьма скромно и пока речи о какой-то внушительной прибыли, как может показаться многим, не идет, проект только вышел на самоокупаемость. Да, времена, когда еще одна активная тюменская общественница Елена Майсюк помогала семье картошкой и капустой, миновали. Но проект все еще генерируется исключительно внутренними ресурсами Гульнары и ее супруга Антона.

Главное, что должны делать родители – это не сдаваться, уверяет Гульнара. Фото Евгения Егорова

Главное, что должны делать родители – это не сдаваться, уверяет Гульнара. Фото Евгения Егорова

- У наших тренеров хорошая заработная плата, они востребованы. Плюс благодарные родители постоянно приносят им какие-то подарочки, ребята кайфуют от своей деятельности. Что касается нас супругом – мы любим сложные задачи. Готовы в них вкладываться морально и физически, воодушевляемся, видя результат, - резюмирует Гульнара.

НЕМНОГО ЦИФР

В России насчитывается 605 тысяч детей с инвалидностью (аутизм, ДЦП, зрение, слух). Стоимость прохождения реабилитация в различных коммерческих центрах стоит, начиная от 20 тысяч рублей, при средней зарплате жителей страны в 34 тысячи рублей.

Осложняет работу с «особыми» детьми отсутствие достаточного числа квалифицированных специалистов. К примеру, только в стране на одну тысячу таких ребятишек приходится всего один специалист.

В структуре организаций, ориентированных на работу с детьми с инвалидностью, преобладают коммерческие центры – 360 против 170 госучреждений. На содержание одного ребенка в психинтернате за 12 месяца тратится порядка 1,92 млн. рублей.

В большинстве регионов страны также не предусмотрено использование имеющейся инфраструктуры для целей реабилитации. При этом проведение подобных занятий на базе уже существующие батутных центров обойдется семьям ориентировочно в зависимости от выбранного абонемента от 8,5 до 15 тысяч рублей в месяц. Общая стоимость годового курса тренировок для прогресса качества жизни семьи оценивается в 91,2 тысяч рублей. Таким образом, экономия государства на одного ребенка составляет 1,8 млн рублей.

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также