Премия Рунета-2020
Тюмень
-18°
Boom metrics
Общество
Эксклюзив kp.rukp.ru
12 сентября 2022 6:04

«Дефектов оказания медпомощи не выявлено». Как тюменская пара борется с врачами, лишившими их дочь носа

Во время СиПАП-терапии новорожденная Милана получила ожог. Теперь у нее нет половины носа
Тюменская пара борется с врачами, лишившими их дочь носа. Фото: соцсети Владлены Бобошко.

Тюменская пара борется с врачами, лишившими их дочь носа. Фото: соцсети Владлены Бобошко.

Владлена и Андрей Бобошко несколько лет пытались завести ребенка, но из-за медицинских факторов сделать это не удавалось. Правильно подобранная терапия – и вот в 2021 году чудо случилось: тюменка забеременела. Однако на этом сюрпризы не закончились, оказалось, что Владлена вынашивает тройню.

– Честно, я сильно расстроилась, плакала весь вечер. Многие считают, что это счастье, но счастье каждому свое, – признается Владлена «Комсомольской правде» – Тюмень». – В 25 я бы обрадовалась двойне, но в 34 я хотела одного ребенка. Тройня – это втрое больше трат, внимания. Ты же не просто родила и живешь, как жила. Детьми нужно заниматься, покупать им одежду, игрушки, оплачивать секции и институт – это деньги, и немалые. Еще тройня – это отсутствие личной жизни, а я люблю путешествовать.

И хотя тройня стала для пары неожиданностью, отказываться от родительства тюменцы не собирались. Спустя почти полгода Владлена и Андрей уже уверенно рассказывают о различиях своих тройняшек. Марк спокойный и плачет только по делу, а вот Милана и Матвей требуют внимания: мальчик тревожный и много капризничает, Милана плачет часто, особенно вечером. Родители шутят: если бы у них было три Марка, было бы куда легче.

На этом фото тройняшкам уже пять месяцев. Фото: соцсети Владлены Бобошко

На этом фото тройняшкам уже пять месяцев. Фото: соцсети Владлены Бобошко

– Мое утро выглядит так: 6.30, проснулся Матвей. Положила его в качели, уснул. Я снова легла спать. Проснулся Марк. Покормила, положила с собой в кровать, уснул. Легла спать. Проснулась Милана, помыла ее, поменяла подгузник, покормила, она заснула. Я снова легла спать. Проснулся Матвей, – с долей шутки описывает Владлена.

Единственная девочка, Милана, впрочем, плачет не просто так. Ее история болезни очень длинная. У девочки укороченный кишечник и почти полностью нет носа.

Жизнь в больнице

Милану сразу после рождения перевели в реанимацию перинатального центра: девочка была недоношенной, весила меньше килограмма. На четвертые сутки, когда пустили к дочке, Владлена обнаружила у нее красный, как сургуч, нос. Врач, работавшая в тот день, объяснила, что Милану передали ей уже такой, с ожогом после СиПАП-терапии.

СиПАП-терапия – это метод, который используют, чтобы обеспечить ребенка кислородом и научить дышать самостоятельно. На Милану в перинатальном центре надевали специальную маску. Тогда всё и пошло не так – возник ожог кислородом. Родители девочки считают, что врачи не уследили и вовремя не сняли с ребенка маску.

– Говорили, мол, кожа нежная, так вышло. Потом, каждый раз, когда я приходила навещать Милану, ее нос был в пантенол-спрее, меня каждый раз уверяли, что рана заживает. Я успокаивала себя, что нос целый.

Так Милана выглядела после рождения. Фото: соцсети Владлены Бобошко

Так Милана выглядела после рождения. Фото: соцсети Владлены Бобошко

Спустя две недели у девочки обнаружили некроз кишечника, и врачи приняли решение перевести ее в областную клиническую больницу № 2 для операции. Там возможности навещать Милану у родителей не было, но спустя месяц они увидели, что половины носа у девочки больше нет – крыльев, перегородки, кончика.

Владлена и Андрей решили подать в суд после разговора с лечащим врачом Миланы в ОКБ № 2. Именно он подтвердил родителям, посмотрев на фото девочки, сделанные еще в перинатальном центре, когда нос был целым, что уже была видна отечность и маску для СиПАП-терапии явно убрали с девочки не сразу, как только появился ожог.

Все, что осталось от носа девочки. Фото: соцсети Владлены Бобошко

Все, что осталось от носа девочки. Фото: соцсети Владлены Бобошко

Сейчас Бобошко ждут результатов судебной экспертизы, это занимает порядка трех месяцев. Зато семья уже получила ответ от департамента здравоохранения, в который подала жалобу.

«Департаментом проведена внеплановая документарная проверка с привлечением эксперта по анестезиологии-реаниматологии… По заключению эксперта, причина изменений кожи в области носа рассматривается как многофакторное нежелательное явление, связанное с проведением жизненно необходимой помощи», – сообщили Владлене в ответ на обращение.

Также в документе указали, что недоношенные дети с экстремально низкой массой тела имеют риски развития таких нежелательных явлений после респираторной терапии.

В департаменте корреспонденту «Комсомольской правды» подтвердили, чтопроверку перинатального центра действительно провели.

– По результатам контрольных мероприятий дефектов оказания медицинской помощи не выявлено, – сообщили в пресс-службе ведомства.

В департаменте подвели итоги проверки. Фото: соцсети Владлены Бобошко

В департаменте подвели итоги проверки. Фото: соцсети Владлены Бобошко

Чёткого плана, что делать дальше, у родителей Миланы нет. В чем они уверены точно, так это в том, что будут делать дочке пластическую операцию. Вот только Милана пока слишком мала для такого.

– Мне посоветовали хирурга из Челябинска, но он делает операции только пациентам от шести лет, а нам бы хотелось восстановить Милане нос перед садиком. В октябре поедем на консультацию в Екатеринбург, может быть, там предложат решение, – подытожила Владлена.

Также Бобошко обратились в следственный комитет, там передали дело полиции.

– Больше всего меня возмущает отношение к этой ситуации. В перинатальном центре мне рассказали об этом всём, как будто ничего страшного не случилось. Мне даже не позвонили и не извинились, – призналась Владлена.

Недавно другая жительница Тюмени обвинила сотрудников психоневрологического интерната в болезни ребенка. Ее 15-летний сын с аутистическим синдромом временно проживал в учреждении, но в очередной раз забирая ребенка домой, родители обнаружили — он исхудавший и находится почти в обморочном состоянии. Позже в больнице мальчику поставили сахарный диабет I типа.