Премия Рунета-2020
Тюмень
+14°
Boom metrics
Общество
Эксклюзив kp.rukp.ru
5 сентября 2022 10:56

«Теперь у моего ребенка две инвалидности». Жительница Тюмени пожаловалась, что после интерната у ее сына появился сахарный диабет

Жительница Тюмени пожаловалась, что после интерната у ее сына появился сахарный диабет
Жительница Тюмени пожаловалась, что после интерната у ее сына появился сахарный диабет. Фото: архив Ирины Пьянковой.

Жительница Тюмени пожаловалась, что после интерната у ее сына появился сахарный диабет. Фото: архив Ирины Пьянковой.

В Тюмень Ирина Пьянкова переехала из Югры – ради сына. Когда Даниилу было два года, у него диагностировали речевую задержку, но Ирина посчитала, что дело не только в этом. Несколько лет она бегала по врачам и говорила, что ее сын развивается не так, как сверстники, но всё, что слышала в ответ: «Мамочка, успокойтесь». Осознав, что югорские врачи Даниилу не помогут, Ирина вместе с ним переехала в Тюмень.

– Уже здесь, когда Даниилу было шесть лет, нам поставили диагноз – детский аутизм. Мы проходили все возможные обследования, мозг у ребенка работает отлично, память тоже. Проявляется расстройство в поведении: слышно по речи, еще он может начать прыгать на месте или ни с того ни с сего кричать. В остальном обычный ребенок, – рассказывает «Комсомольской правде» – Тюмень» Ирина Пьянкова.

Отдать своего сына в успенский детский психоневрологический дом-интернат Ирина не решалась до последнего. Когда предлагали, уверенно говорила, что справится сама. Так и было, пока у Даниила не начался переходный возраст.

– В связи с его диагнозом пришла агрессия. Гормоны начали скакать, настроение тоже. Что-то скажешь не так, он впадает в ярость, может схватить или сильно ущипнуть. Я боялась, что он начнет так себя вести и по отношению к двум младшим братьям, поэтому решила отправить его к специалистам на два года, как раз бы он переходный возраст там перерос. Я разговаривала с психологом, учителями, врачами, мамочками, у которых детки живут в этом интернате. Мне говорили, что там хорошая медпомощь, специалисты помогают и приучают к самостоятельности. Но это всё равно было трудное для меня решение.

Так в ноябре прошлого года Даниила отправили в интернат. Впрочем, семья часто навещала мальчика и забирала домой. Длинный перерыв был только один, рассказывает Ирина. Тогда у нее в жизни произошла череда несчастий: сначала умер троюродный брат, потом маленькая племянница, затем отцу Ирины потребовалась операция. В итоге с сыном женщина не виделась около месяца.

– Перед школой, думаю, заберу его, пусть хоть недельку дома побудет. Я приехала, и мне вывели ребенка. Даже не имея медицинского образования, я могла увидеть, что сын истощен. Впалые глаза, обезвоживание, как Кощей – кости, обтянутые кожей, – вспоминает Ирина. – Причем перед каждым заездом в интернат, сдаешь кучу анализов. И летом по всем показателям он у меня был здоров. Я привезла им здорового ребенка, а забрала истощенного и больного.

Таким мальчика забрали из интерната. Фото: Ирина Пьянкова

Таким мальчика забрали из интерната. Фото: Ирина Пьянкова

Еще больше вопросов у Ирины появилось позже, когда мальчика дома начало тошнить после еды. Сначала Ирина списала это на диагноз, в интернате мальчик привык к другой еде, но потом ситуация повторилась после стакана воды. Уже к вечеру Даниил не мог сам встать с кровати. Тогда мальчика решили отвезти в больницу.

– В ОКБ № 2 у нас взяли кровь на сахар, причем везде возили сына в инвалидном кресле, настолько он был обессилен. Показатель был высокий. Врачи сказали, что, если бы мы не обратились за помощью, сын бы скоро впал в кому. Его забрали в реанимацию.

Сейчас Даниил вернулся домой. У него диагностировали сахарный диабет первого типа. Как объясняет Ирина, всю жизнь мальчик будет вынужден ставить уколы.

Даниил рассказал маме, что рвота и плохое самочувствие начались у него еще в интернате, за день до приезда семьи. Это и вызывает недоумение, говорит Ирина: в штате заведения множество специалистов – психолог, нянечки, медсестры, которые постоянно следят за детьми, но симптомов никто не заметил.

Ирина пыталась связаться с интернатом, общалась с психологом, который занимался ее ребенком. Худобу мальчика он объяснил нормой – мол, подросток растет, тянется вверх. Также он указал, что диабет может проявиться внезапно.

За комментарием «Комсомольская правда» обратилась в сам интернат. Там рассказали, что 26 июля Даниил вернулся к ним из домашнего отпуска. Как и обычно, перед каждым новым заселением родители предоставили справку от педиатра, что ребенок здоров. В следующий раз мальчика забрали домой 22 августа, тогда всё и произошло.

– Сахарный диабет, согласно международной классификации болезней, может проявиться остро и быстро, что в данной ситуации и произошло. И у ребенка бабушка страдала сахарным диабетом, сыграла роль наследственность, – рассказала заместитель директора по медицинской части Елена Макарова. – К тому же в апреле мальчик проходил диспансеризацию: и УЗИ брюшной полости, и анализы на содержание сахара в крови. Всё было хорошо. Поэтому считать, что это был длительный процесс и мы не обратили внимания, наверное, не совсем верно.

Возвращать ребенка в успенский интернат Ирина больше не будет, но все-таки планирует бороться за ребенка: женщина с помощью знакомого юриста уже написала заявление в полицию и подала жалобу в следственный комитет.

– Даниил сейчас чувствует себя нормально. Еще учимся жить по-новому, всю жизнь он будет на уколах. Врачи не дают оптимистичных прогнозов, чуда у нас не будет. Теперь у моего ребенка две инвалидности.