Премия Рунета-2020
Тюмень
+6°
Boom metrics
Общество23 февраля 2022 9:05

Перевернутый грузовик с йогуртом, солдат-афроамериканец и нерадивая картошка: тюменцы в День защитника Отечества поделились забавными историями о службе в армии

Кто-то вынес ценный жизненный урок, а кто-то посмеялся от души…
Многих спасла хитрость и смекалка...

Многих спасла хитрость и смекалка...

Фото: Мария Толстихина

Тот, кто в армии служил, наверняка имеет в запасе хотя бы одну интересную историю, ведь служба – это не только порядок, строевые и жёсткая дисциплина. Порой это веселые и даже нелепые ситуации, которые запоминаются на всю жизнь. Тюменцы поделились своими историями службы в армии и рассказали, какие ценные уроки вынесли из них.

Как сослуживец решил в армии рыбу посолить…

– Был у меня такой сослуживец – Алёша, парень умный, после технического вуза и с армейской смекалкой, призывался из северного региона. По службе занимался электрикой и имел относительно свободный график. До дембеля нам оставалось месяца четыре. Кормили в части не сказать, чтобы плохо, но весьма посредственно. И вот в очередной раз приходит он в столовую на ужин и дают там перловку с рыбой, да только рыба не простая, а красная – горбуша. Алёша в уме что-то прикинул, сходил на кухню к поварам, взял две свежеразмороженные рыбины, привезённые со складов, соль, закатал рукава, разделал, да и засолил, в пакетик упаковал, долго ли умеючи, а куда класть? В холодильнике ноги приделают, поварам может прилететь. Смотрит, а возле столовой на заднем дворе полевая кухня стоит, большая такая, с колёсами, на улице как раз ранняя весна: снег лежит, температура в районе ноля. Рыбе-то слабосолёной надо два дня, а потом режь да на бутерброды клади. Недолго думая запихнул Алёша рыбу в эту полевую кухню и довольный в казарму пошёл. Да только через два дня приходит, а кухни-то полевой нет, что за чудеса? Он к поварам: так и так, родные, куда делось армейское имущество? А те говорят: увезли его вчера, куда, не знаем. Алёша расстраиваться не стал, повод незначительный, забыл быстро. Прошло три месяца, на улице лето, красота, птички поют, солнышко светит, до дембеля рукой подать. Вызывают Алёшу в автобат освещение починить, со мною вместе. Пришёл он, всё сделал, стоит с бойцами, курит и тут видит: в дальнем краю огромного бокса до боли знакомая полевая кухня стоит. Алёша у бойцов тамошних аккуратно и спрашивает: «Товарищи, а вы во-о-о-о-о-он ту полевую кухню открывали?». Такого количества мата и такого отборного сразу Алёша в жизни не слышал. Со слов бойцов, привезли эту кухню месяца три назад. Всё поначалу нормально было, а потом постепенно вонь такая, как будто умер кто. Искали долго, искали тщательно, бокс большой, с ямами, кессонами, потолками в 2 этажа и системой вентиляции. Думали, крыса где-то сдохла, облазили всё, в итоге нашли рыбу, ну как рыбу – два сгустка слизи с плавниками. Угрожали руки сломать, убить, закопать. Потом спросили, почему Алёша насчёт кухни интересовался. Алёша затянулся сигаретой, прищурился хитро и говорит: «Да раньше такие только в фильмах про войну видел, всегда интересно было, как устроены внутри, но после ваших рассказов что-то расхотелось смотреть». Потушил Алёша сигарету, попрощался с бойцами, да и пошли мы по своим делам, по пути он мне рассказал, как всё было, да и я вспомнил, что месяца три назад он про какую-то рыбу говорил, – рассказал Артём.

Горы бесплатного йогурта

– Дело было в период срочной службы. Заступил дежурным по роте, а казарма наша стояла немного на отшибе, была она одноэтажной и старой. Дверь в казарме закрывается на засов, и глазок сделан из глаза от противогаза. Дневальный шуршит, я на тумбочке сижу, к тумбе телефонной прислонился, кемарю. Около часа ночи, дневальный говорит: эх, поесть бы... Я ему говорю, что на его улице когда-нибудь перевернется телега с пряниками. Тут стук в дверь, открываю – стоит сослуживец, просит в умывальник его пустить, в руках плащ-палатка. Я смотрю, а из плащ-палатки торчит бутылка йогурта питьевого. И она там явно не одна, но все в песке каком-то. Рассказал, что в 30 м от забора, на лесной дороге, какой- то водитель свалил кузов самосвала, полный всяких молочных продуктов: йогурты, кефир и прочее. Правда, просрочка, но есть можно. Дошли до места, вижу, лежит куча, метра 3 в диаметре да высотой метра полтора. Я давненько вкуснятины не ел, а в таких количествах и не видел никогда. Набрали добра. Пришли в роту, в умывальнике отмыли баночки-бутылочки, я смотрю – даты окончания сроков годности разные, но просрочка не огромная, от 2 недель до месяца. Открыл, попробовал, есть можно, а для армии просто супершик. Пошел ребят разбудил, поделился. Утром всей ротой эту просрочку ели, а через час после развода всей ротой в туалет стояли... Очистка продолжалась два дня. Так вот реализовалась моя мечта про телегу пряников, перевернувшуюся на моей улице, – поделился Игорь.

Анонимность, которая вовсе не анонимность

– Когда учился на втором курсе, собрали нашу роту в актовом зале. Дали по листу – и вперёд, пишите о всех проблемах в роте. Гарантируем анонимность. Целый замначальника университета. Ну хорошо. Поверили, наивные. Написали многое. И про то, что копеечное денежное довольствие каждый раз принудительно собирают, и про грубое отношение некоторых командиров, и про аналогичные условия быта. И про плохое питание. Много всего написали. Больше ста человек участвовало. Ротный собрал срочно конспекты по уставам на проверку. Всю ночь в канцелярии кипела работа по сличению почерков, а утром понеслось. Ох как многих тогда на ковёр вызвали. Кроме омерзения и брезгливости эта процедура других чувств не вызывала. Ты же правду написал, но всё равно виноват. Но урок хороший: как только где-то заходит вопрос про анонимность, я сразу вспоминаю эту историю.

Служащий афроамериканец

– Ленинград, начало 80-х, кто-то на призывном пункте «пошутил» и отправил в наш стройбат служить мулата (папа – афроамериканец, мама – русская). Несмотря на частично русские корни и русскоязычность, внешне он был вылитый представитель жаркой Африки. Стали думать, какую работу ему поручить. Водительских прав у солдата не было, поэтому на «буханку» не посадишь, в штаб не прикомандировать, за писаря-афроамериканца начальство выскажет. В итоге определили его в санчасть медбратом, для сопровождения больных солдат в городской госпиталь. И почти каждый раз в городе его задерживал военный патруль для проверки документов, а то вдруг это не стройбатовец, а переодетый американский шпион, – рассказал Александр.

Хитрый трюк, или как избежать разгрузки вагонов с картошкой

– Это произошло давно, когда я служил в армии и дослужился до сержанта. Дело было в сентябре. Я и несколько солдат направлялись в часть. И тут я скомандовал:

– Стоять. Смирно. На-ле-во. За лопатами. Бегом. Отставить. Бегом… Марш.

Ребята побежали за лопатами. Когда все построились, я отдал приказ рыть траншею прямо у штаба, начиная от флагштока. А про себя подумал: «Воистину копаем от штаба и до обеда». Ребята кинулись копать. Но я их пыл поумерил: сказал, что не надо так быстро работать. А сам поглядывал, как старшина и командир роты суетятся и отлавливают «свободные отделения». Я прекрасно понял, что в наш военный городок приехала картошка. Вагоны картошки. И, соответственно, теперь ищут тех, кто будет вручную их разгружать. А это несколько вагонов россыпью, картошку надо расфасовать в мешки, мешки загрузить в машину. Я как-то не очень хотел, чтобы мое отделение во главе со мной отправили на такие работы. Когда увидел, что командиры нашли несколько отделений и задача решена, скомандовал:

– Зарываем траншею! Лопаты на место. Построение в роте.

Все построились. Объяснил, что, если бы мы сейчас попались, нас бы отправили разгружать картошку на три дня, трое суток бы бесплатно работали. А так мы 20 минут покопали, зато ни на какую картошку не поехали. До всех дошло. А почему рыл именно у штаба? Да потому что никому в голову бы не пришло спросить, что мы тут делаем. Вот если бы мы где-нибудь на задворках военного городка копали, могли поинтересоваться, что происходит. А у штаба – такая наглость никому и в голову не пришла. Полковник подумал, что мне сказал рыть начальник штаба, начальник штаба подумал на замполита, замполит – на полковника… Словом, раз копаем у штаба, значит, кто-то точно приказал, – заключил Владислав.

Ранее «Комсомольская правда» – Тюмень» рассказывала, как офицеров и курсантов Тюменского высшего военно-инженерного командного училища (ТВВИКУ) порадовали праздничным концертом, приуроченным ко Дню защитника Отчества. В зале ДК «Нефтяник» собрались те, кто уже отдал долг своей Родине, и те, кто только готовится совершить этот ответственный шаг. Нарядная форма, начищенные до блеска сапоги, прямая осанка и чёткий шаг – более сотни военнослужащих подготовились к празднику основательно.