Премия Рунета-2020
Тюмень
+23°
Boom metrics
Общество
Эксклюзив kp.rukp.ru
28 марта 2024 22:00

«Тут, как эффект бабочки!»: Герой России Дамир Юсупов рассказал, как сложилась жизнь после аварии и что изменилось за эти годы

Пилот Дамир Юсупов посадил самолет в кукурузном поле и благодаря этому удалось избежать катастрофы
Благодаря решению Дамира Юсупова и слаженной работе команды, никто в тот роковой день не погиб. Фото предоставлено героем материала

Благодаря решению Дамира Юсупова и слаженной работе команды, никто в тот роковой день не погиб. Фото предоставлено героем материала

15 августа 2019 года день, который навсегда останется в памяти, как минимум 233 пассажиров, которые вместо спокойной поездки на море, были вынуждены оказаться на кукурузном поле. Такое непростое и внеплановое решение принял герой России Дамир Юсупов. Получив тревожный сигнал, стало ясно, что до «пункта назначения» долететь не получится. На кону остро стоял вопрос спасения жизни людей, находящихся на борту самолета. С того времени прошло уже несколько лет, но Дамир Юсупов по-прежнему не считает себя героем и скромно говорит, что поступить иначе в тот день он не мог. Пилот рассказал о том, что изменилось в его жизни, чем он занимается сейчас и почему так рвался после экстренной посадки вновь вернуться за штурвал.

Ни в каких инструкциях такой ситуации, какая произошла, прописано не было, поэтому действовать приходилось опираясь на свой опыт и знания. Фото предоставлено героем материала

Ни в каких инструкциях такой ситуации, какая произошла, прописано не было, поэтому действовать приходилось опираясь на свой опыт и знания. Фото предоставлено героем материала

– В тот день все произошло очень неожиданно и внезапно. Я из скромной семьи. Если артисты, спортсмены идут к своей славе осознанно и постепенно, а тут я не просил и не хотел ничего и вот так случилось, что была аварийная посадка. Это было медийное событие на всю страну. Журналисты со всех сторон, люди пишут, плюс расследование идет. Сразу все это внезапно обрушилось и было тяжело. Мне хотелось как-то спрятаться, вернуться назад, отмотать время, но уже ничего нельзя было сделать. Время, как говорится, не вернешь.

Оказавшись в вынужденных обстоятельствах, пришлось подстраиваться под то, что есть.

– Я в начале даже сам себе не принадлежал, потому что нужно было давать какие-то интервью, участвовать в мероприятиях, потому что, сами понимаете, тут и государство подключилось. В каких-то государственных праздниках нужно было принимать участие и на региональном уровне. И уроки мужества, встречи разные, много всего было. Со временем немножко все поулеглось, да и я к этому попривык. Уже знал, как себя вести, как реагировать, как отвечать, как общаться с прессой.

Несмотря на то, что все в тот день считали произошедшее настоящим чудом, у экипажа и пассажиров был большой стресс. Фото предоставлено героем материала

Несмотря на то, что все в тот день считали произошедшее настоящим чудом, у экипажа и пассажиров был большой стресс. Фото предоставлено героем материала

По словам Дамира, он долгое время мысленно возвращался в то роковое утро и на все иначе получилось взглянуть лишь спустя какой-то период.

– Мысли были, как все исправить, поменять, что-то может быть изменить, а потом, когда время прошло, уже ничего менять не хочу. Понимаю, что тот вариант был идеален. Тут, как эффект бабочки, что-то поменяешь и другие могут быть последствия. В данном случае у нас все пассажиры живы и здоровы, вернулись домой, а это для меня самая большая награда. И это не авиакатастрофа, а авария. Самолет жалко, но…

Герой России продолжает трудиться в этой же авиакомпании и в этой же должности, но есть много нового.

– Я семейный человек. У меня жена, дети, домашние дела, заботы, работа моя. Но с другой стороны – статус Героя России, это высокое звание и вот эта узнаваемость, тоже накладывают отпечаток, потому что, во-первых, у меня появилась общественная работа. Вроде тут понемногу, там, но времени занимает много. Если я раньше в свободное время был с семьей, то сейчас этого очень мало. Но я заряжаюсь от всех встреч, чему-то даже учусь у студентов, школьников. Я не преобразовал медийность и известность в доход, но получил намного больше: вижу горящие глаза людей, желание встречи, энергию. Чувствую, что чем-то и мотивирую.

Дамир Юсупов не считает себя героем и признался, что лучшая награда - спасенные жизни пассажиров. Фото предоставлено героем материала

Дамир Юсупов не считает себя героем и признался, что лучшая награда - спасенные жизни пассажиров. Фото предоставлено героем материала

Дамир, как верующий человек уверен, что все произошло не просто так.

– Нужно ценить то, что мы имеем. Жизнь не вечна и она может внезапно прекратиться. Переоценка у меня случилась и я думаю, что это знак каждому пассажиру и нам в том числе, что что-то нужно поменять, переосмыслить. Дан шанс, чтобы пожить еще, но это все с философской точки зрения. А с другой стороны – к полетам стал немного иначе относиться, да и к жизни тоже.

На вопрос, были ли страх, вновь начать летать после экстренной посадки, пилот ответил, что нет.

– Эта ситуация меня никак не надломила. Я не думал, что надо уйти с «летной» работы на землю. Я наоборот хотел летать, причем побыстрее. Хотелось перекрыть этот негатив. Да, по телевизору показывали эту посадку, чудо! Все аплодировали. Сказка со счастливым концом, все радовались. А для экипажа и пассажиров это был негативный опыт. С экипажем мы отрабатываем разные случаи, в поле мы не должны садиться по идее, но так получилось. Нестандартная ситуация, которая и в инструкциях не прописана. И то, что мы хотели, планировали, у нас не реализовалось. Было неприятно. К тому же, было расследование, да и стресс. Пассажиры планировали через 3-4 часа оказаться на море, а тут они по полю бегают. Были и те, у кого было день рождение, кто-то вообще первый раз летел.

Дамир Юсупов после аварии хотел поскорее вернуться к работе. Фото предоставлено героем материала

Дамир Юсупов после аварии хотел поскорее вернуться к работе. Фото предоставлено героем материала

Дамир хотел как можно скорее попасть вновь на свое рабочее место, однако получилось это не сразу.

– Хотел обычным рейсом закрыть тот горький опыт, но мне не давали. Были мероприятия, еще отпуск по реабилитации десять дней. Потом таки меня допустили, но где-то чуть больше, чем через месяц. Я прошел тренажер, психолога, медкомиссию и приступил к работе, но и то.. с инструкторским составом! Проверяли мое состояние, вдруг может что-то со мной не так.

Были и другие вопросы.

– Многие у меня спрашивали, буду ли я летать, потому что много примеров, когда люди думают, что это какой-то сигнал и нужно уйти. Но я летаю, сделал выводы, стал мудрее, приобрел и такой опыт. Еще раз убедился, что самолет все-таки надежная техника.

А еще пилот добавил, что взаимодействие с теми пассажирами, что были в тот день, по-прежнему сохранилось. Они общаются, встречаются и даже было такое, что 15 августа они встречались на том самом судьбоносном поле.

Дамир Юсупов отметил, что после обрушившейся на него славы, первое время ему было непросто. Фото предоставлено героем материала

Дамир Юсупов отметил, что после обрушившейся на него славы, первое время ему было непросто. Фото предоставлено героем материала

– Этот день, как второй наш общий день рождения. В этом году уже пять лет будет и мы тоже хотим вместе собраться.

Однако если бы хоть один пассажир погиб, ситуация бы заиграла совсем другими красками и приобрела бы иной смысл.

– Это была бы авиакатастрофа уже и мы были бы не героями, а скорее анти-героями. Благодаря тому, что никто не погиб и психологическая ситуация другая. Мне даже сны не снились с той ситуации. Бывает, что вижу полеты, посадки, но не в кукурузное поле и не связанные вообще с тем днем. Нет кошмаров.

Отходя от темы экстренной посадки, мы поговорили и об обычных житейских моментах. Дамир рассказал, что у него из-за отсутствия свободного времени, мало получается себя посвящать какому-то хобби.

– Я – многодетный отец. Забот невпроворот. Всех развести, привезти нужно. По кружкам, секциям раскидать. Другие дела еще есть, домашние заботы. Когда получается, хожу в спортзал. На бокс , потому что в юности им немного занимался. Мне нравится! Некоторые думают, что бокс – это мордобой, а это интеллектуальный вид спорта. Много думать нужно головой. И ноги тут больше работают, чем руки. Работа у меня сидячая, а спорт помогает расслабиться, разгрузиться, лимфу погонять, в тонусе себя держать. Еще на матчи хожу и путешествовать люблю. Плюс работа позволяет это делать. Куда-то льготные билеты есть, раз и полетели с семьей. Парки с детьми посещаю, интересные места.

У пилота много общественной работы, но она ему дарит позитивные эмоции и энергию

У пилота много общественной работы, но она ему дарит позитивные эмоции и энергию

Планы у Дамира на будущее тоже есть, но он старается жить здесь и сейчас. Не забегая далеко вперед.

– Пока летаю – буду летать. Здоровье тоже не вечное, могут списать. У нас как уходят: либо списывают тебя по состоянию здоровья, либо сам уходишь, когда надоедает. Мне нравится летать и поэтому пока работаю. Если я уйду с летной работы, то на данный момент не знаю куда, не вижу себя в политике, хотя мне предлагали. Эту тему в стороне оставил. А по первой специальности я юрист, но тоже не знаю, буду ли им работать. Сейчас все устраивает. Может, поступит какое-нибудь интересное предложение, я подумаю. Хотя у нас тоже интересная деятельность. Картинка постоянно перед глазами меняется, много городов смотришь, управляешь самолетом, видишь красоты в небе, но минус в том, что дома не живешь. Постоянно в командировках. Семья хоть и привыкла, но скучает.