Премия Рунета-2020
Тюмень
-3°
Boom metrics
Политика
Эксклюзив kp.rukp.ru
23 октября 2023 22:00

«Ну, охотник я, что сделаю?»: ямальский снайпер отправился на СВО, чтобы найти своего пропавшего сына

В зоне боевых действий снайпер с пользой проводил каждую свободную минуту
Владимир хотел найти сына, но попал на СВО. Фото: личная страничка Владимира Окотэтто

Владимир хотел найти сына, но попал на СВО. Фото: личная страничка Владимира Окотэтто

Владимир Окотэтто – настоящий воин. И речь не только о его заслугах, но и о силе духа, выносливости и внутреннем стержне. Мужчина родился на Ямале и, как многие коренные жители, был неравнодушен к охоте. Однако увлечение и зов крови вылились в нечто большее. Он стал снайпером, прошел армию, горячие точки, а совсем недавно вернулся с Украины. Правда, попал он туда не только из-за желания защищать Родину, но и ради того, чтобы найти сына, который перестал выходить на связь после февраля 2022 года.

Корреспонденту «КП-Тюмень» он рассказал о том, чем закончились поиски сына, о своих планах и как в 41 год в очередной раз испытать себя и свою жизнь на прочность.

В поисках сына

– Сын ушел в армию, дал присягу и подписал контракт на два года. Говорил, что не хочет просто так сидеть дома, это еще было до начала всем известных событий. Но в начале февраля он мне позвонил и сказал, что их перекидывают на Донбасс. Ну и всё, после этого сын пропал со связи! – вспоминает Владимир.

В зоне спецоперации он обучил снайперсим навыкам даже девушку. Фото: личная страничка Владимира Окотэтто

В зоне спецоперации он обучил снайперсим навыкам даже девушку. Фото: личная страничка Владимира Окотэтто

Он начал искать возможности связаться с сыном. В ход пошло всё: поездки, любые зацепки, письма, общение с военкоматом, поиск информации, но результата не было. В итоге Владимир решил сам отправиться в зону спецоперации, правда, сделать это удалось не сразу. По возрасту ямалец не проходил ни в одно подразделение, так как верхняя граница – 35 – 40 лет.

– В Ростове мне тоже отказали. Военных-то берут до 40 лет, а мне уже 41. В добровольцы тоже не попал. Поэтому поехал на границу, где встретился с оренбургскими казаками из разведки. Мы ждали специальный пропуск, после чего мои документы забрали, меня посмотрели и сказали, что еду с ними. Отметили, что человек я бывалый, был в горячей точке, к тому же снайпер, – говорит Владимир.

Чуть позже нашелся и сын. Мужчина признался, что в тот момент счастью не было предела.

– Я нашел его в апреле! На душе отлегло. Тревога ушла. Непередаваемые ощущения! Да, ранен был, потом уехал ненадолго домой и снова попал на задание. Затем снова искал сына, но уже в российском госпитале, – комментирует Владимир.

Владимир охотник, поэтому все огнейтрельные оружия даются ему легко. Фото: личная страничка Владимира Окотэтто

Владимир охотник, поэтому все огнейтрельные оружия даются ему легко. Фото: личная страничка Владимира Окотэтто

Сейчас сын находится в Салехарде. Во время выполнения задания он попал на мину и повредил ногу. Чтобы восстановить двигательную функцию и максимально минимизировать последствия травмы, предстоит пройти непростую процедуру. Нога неправильно срослась, и нужно заново ее ломать, чтобы всё зажило как положено.

На вопрос, каково быть снайпером на СВО, Владимир ответил весьма неожиданно.

– Я морально был готов ко всему. До отправки на специальную военную операцию любил заниматься пейнтболом и стрелять. Винтовки, прицелы настраивал. Ну, охотник я, что сделаю? Это в крови!

https://www.kp.ru/share/i/4/2671691/wr-960.jpg

https://www.kp.ru/share/i/4/2671691/wr-960.jpg

Незадолго до отправки в родные края Владимир с бойцами был за Артёмовском. В том месте его снайперские навыки были не нужны, зато важно было проявить выдержку, храбрость и взаимопомощь в других, не менее важных моментах.

– Мы решили таскать раненых из-под обстрелов, обеспечивать парней в окопах всем необходимым, доставляли боеприпасы и продовольствие. Таскали где-то пять километров, и всех на себе! – говорит мужчина.

По словам снайпера, всё это сложное время его мотивировала поставленная цель, которую он достиг. Сын найден, Чечня в 1999 – 2000 годы пройдена, спецоперация для него теперь тоже. Возвращаться он туда не планирует: здоровье уже не то. Сейчас он проходит лечение в госпитале Тюмени и пока не знает, куда жизнь забросит его дальше. Есть и заветная мечта, которая пылает в его сердце и требует реализации.

– Я бы открыл какой-нибудь стрелковый центр. Находясь на поле боя, сделал вывод, что многие нуждаются в получении навыков стрельбы. Я не знаю, в каком городе это получится реализовать, – пояснил снайпер.

Примечательно, что даже в зоне боевых действий он с пользой проводил каждую свободную минуту. Например, делился знаниями и опытом с девушкой-снайпером.

– Она целый месяц бегала за мной. Научилась! Вообще, снайпер – это стрелок! Один выстрел - одна цель. Все прекрасно знают, что северные народы – это охотники, и охотники становятся лучшими снайперами. Это было показано во многих войнах. Плюс я проходил службу снайпером во вторую чеченскую войну. Раз я не пойду больше на СВО, то нужно передавать знания, опыт и навыки другим. Взращивать поколение, – подытожил снайпер Владимир Окотэтто.