Премия Рунета-2020
Тюмень
-7°
Boom metrics
Общество
Эксклюзив kp.rukp.ru
12 сентября 2023 7:19

«Красные глаза, кровь, инвалидность»: история маленького тоболяка, который болен редким аутоиммунным недугом

Мама мальчика думала, что это простая простуда, однако все оказалось намного серьезнее
Первое время мама Ильи думала, что у нее ОРВИ. Фото предоставлено мамой мальчика

Первое время мама Ильи думала, что у нее ОРВИ. Фото предоставлено мамой мальчика

Октябрь 2019 года в жизни семьи Шияновых запомнится навсегда. Их младшему сыну Илье на тот момент было четыре месяца, и он, как и многие дети, не обошел стороной простудные заболевания. Вот только позже выяснилось, что это не ОРВИ, а нечто серьезнее. Корреспонденту «Комсомольская правда» – Тюмень» мама мальчика Анна Шиянова рассказала о нелегком пути, смирении, потрясениях и борьбе с недугом.

– Когда Илье было всего несколько месяцев от роду, у него появился насморк и небольшая температура. Первое, что пришло в мою голову – простыл. Как опытная мама я начала промывать носик, давать противовирусное, однако на следующий день ребенку стало только хуже, – начала говорить мама Ильи.

Температура подскочила до 39, стали красными склеры глаз, но на тот момент Анна думала, что это признаки конъюнктивита.

– Как же я тогда ошибалась! Нет слов! Температура ничем не сбивалась, все известные мне методы лечения не помогали! От безысходности я таки обратилась к педиатру, она назначила антибиотики, так как малыш мал, а температура очень высокая! На тот момент она держалась на отметке 39,5. А еще я заметила, что воспалилась прививка БЦЖ – стала красным пятном. Врач успокаивала и говорила, что такое бывает, когда еще не сформировались корочки. Я подуспокоилась, но позже узнала, что это был один из признаков «кавасаки», – продолжает мама мальчика.

Назначенные антибиотики не приносят никакого толка, и обеспокоенная мама вновь обращается к педиатру, который предлагает подождать еще сутки.

– С врачом договорились, что если через день не станет легче, то поедем в инфекционную больницу. Но тянуть и ждать чуда уже было невозможно. Ночью температура поднялась до 40. Ребенок, не затихая ни на секунду, кричал, у него были красные глаза, красные и потрескавшиеся до крови губы и воспаленная прививка. Мы отправились в инфекционку, где пролежали неделю. И за все это время диагноз так и не получалось поставить! – вспоминает Анна.

Ко всем симптомам добавилась сыпь, а также отекли руки и стопы. Пришлось прибегать к экстренным мерам и спасать сына.

– Кое как мы добились перевода в областной центр, в Тюмень. Помчались туда на автомобиле санитарной авиации. Практически с порога приемного отделения нам озвучили диагноз «синдром Кавасаки». А дальше… дальше все, как в тумане! – с болью в голосе говорит мама мальчика.

Ребенок пережил несколько операций и впереди предстоит еще. Фото предоставлено мамой мальчика

Ребенок пережил несколько операций и впереди предстоит еще. Фото предоставлено мамой мальчика

Пришлось собрать всю силу воли в кулак, запастись терпением и преодолевать трудности, которые преподносила жизнь. А их было и есть не мало.

– Сделали УЗИ, которое показало расширение коронарных артерий. Это позже перешло в гигантские аневризмы. Мы проходили миллиард обследований, анализов. Ставили капельницы иммуноглобулина, гормоны, ЭКГ. Постоянный контроль. Спустя два месяца нашего пребывания в больничных стенах положительной динамики не наблюдалось. Наоборот все стало хуже и нас экстренно переводят в Москву, – пояснила Анна.

Через полгода в московской больнице обнаруживают аневризмы подвздошных и плечевых артерий и, к сожалению, дальше – только инвалидность и принятие происходящего.

– Нас оперировали. Даже делали протезирование правой и левой подвздошных артерий. Теперь наблюдаем. Прогнозов никаких не дают. Но сказали, что если вдруг придется менять, то велик риск для жизни. Вторая операция была на плечевой артерии, и после этого были осложнения. Рука полностью перестала работать, год мы потратили на ее восстановление! А еще я около года выбивала жизненно важные лекарства для ребенка инвалида, – отметила мама.

Илье сейчас четыре года, и он по-прежнему привязан к больничным стенам. За эти годы Анна взглянула на все иначе и уверена, что такой малыш пришел в жизнь точно не зря. Он для нее, как учитель, который учит мудрости и стойкости.

– Мы сейчас снова в столичной больнице. Правда поедем уже домой. Должна была быть операция, однако ребенок температурит и, само собой, в таком состоянии оперативное вмешательство невозможно. Поговорили с хирургом, пришли к выводу, что вернемся сюда через пару недель, а пока будем набираться сил в родном городе, – подытожила Анна Шиянова.

Отметим, что «синдром Кавасаки» – редкое аутоиммунное заболевание. По сей день не установлена точная причина его появления. Одни исследователи склоняются к тому, что дело в наследственной предрасположенности, другие – что всему виной вирус Эпштейн-Барра и простой герпес. При этом статистика показывает, что чаще всего этот синдром встречается у мальчиков, реже – у девочек. Добавим, что вылечиться от этого недуга можно. Главное – вовремя начать лечение. Однако при данном заболевании есть риск и летального исхода. Помимо этого, есть предрасположенность к инфаркту, миокардиту и сердечной недостаточности.