2020-05-29T11:06:04+03:00

«Я люблю свою работу»: тюменский терапевт рассказала о радостях и печалях профессии

О любимой профессии рассказала заведующая терапевтическим отделением госпиталя ветеранов войн Людмила Кондрахина
Людмила Анатольевна 36 лет жизни отдала медицине. Фото: из личного архива Людмилы КондрахинойЛюдмила Анатольевна 36 лет жизни отдала медицине. Фото: из личного архива Людмилы Кондрахиной
Изменить размер текста:

Нужно ли быть хорошим человеком, чтобы являться хорошим врачом? И как остаться открытым душой, если ты стал руководителем – на тебе ответственность, множество просьб, бесконечная бумажная волокита… А нужно ли это? Ведь, посвящая жизнь работе, остается так мало времени на семью. Ответы на эти вопросы «Комсомольская правда» – Тюмень» получила на интервью с заведующей терапевтическим отделением тюменского госпиталя для ветеранов войн Людмилой Кондрахиной.

Михаил Симонович и Людмила Анатольевна по сей день считают поликлинику №13 своим домом. Фото: из личного архива Людмилы Кондрахиной

Михаил Симонович и Людмила Анатольевна по сей день считают поликлинику №13 своим домом. Фото: из личного архива Людмилы Кондрахиной

Чтобы узнать, какой человек на самом деле, необходимо побывать у него дома, убеждена Людмила Анатольевна. Потому она напрочь отказалась беседовать с корреспондентом «КП»-Тюмень» по телефону, встречаться в стенах поликлиники, настаивая на личном визите журналиста. За вкуснейшим кофе хозяйка обещала поведать хоть всю свою биографию.

Мечта быть врачом

У нее всегда был талант руководителя, но при этом она никогда не была карьеристкой. В школе была пионервожатой, председателем совета дружины, а еще – начальником штаба следопытского отряда 80-й гвардейской Уманской дивизии: дети занимались изучением пути красноармейцев, общались с ветеранами. Их знали по всей стране, ребята занимали первые места во всесоюзных конкурсах следопытов. Даже сейчас в родной школе есть музей боевой славы, где хранят артефакты отряда – основателя музея.

С детства она хотела быть врачом, нравилось лечить людей. Однако, когда настало время выбирать профессию, сыграл свою роль выбор подружек: пошла в мединститут с ними заодно. Как часто бывает, случайная компаньонка легко прошла вступительные экзамены, тогда как грезившим профессией подругам повезло куда меньше.

13-летняя Люда - активистка школьных организаций. Фото: из личного архива Людмилы Кондрахиной

13-летняя Люда - активистка школьных организаций. Фото: из личного архива Людмилы Кондрахиной

Во время учебы санитарили в роддоме, в нейрохирургическом отделении. Там давали ставить уколы. Первые манипуляции, конечно, волнительны – будет ли больно человеку, как сделать правильно? С практикой всё доводится до автоматизма:

– Я всегда боюсь экзаменов. Но заходишь в кабинет, берешь билет и всё забываешь. Так же и с врачебными манипуляциями – берешь и делаешь, – поясняет Людмила Анатольевна.

А интернатуру проходила в медсанчасти судостроительного завода.

– К нам очень уважительно относились. Я не помню, чтобы мы выделялись среди врачей. Коллектив отличный был. С теми людьми, которые нас курировали, у нас сохранялись долгое время хорошие отношения. Например, Татьяна Фридриховна Черепанова, меня закрепили на ее участок в поликлинике. До сих пор мы сохраняем теплые отношения, она сейчас моя пациентка, – рассказала Кондрахина.

Фото с сокурсниками в 1982 году. Фото: из личного архива Людмилы Кондрахиной

Фото с сокурсниками в 1982 году. Фото: из личного архива Людмилы Кондрахиной

Ее первым местом работы стала пятая поликлиника на ул. Карла Маркса, туда Кондрахина попала по распределению мединститута в 1984 году.

– Я пришла в терапию с желанием работать. Никогда не думала, что буду административным работником. Всегда с удовольствием ходила к пациентам домой. Я активно наблюдала онкологических пациентов, посещала раз в десять дней. У меня были Степные переулки от улицы Пархоменко, я знала, что вот здесь у меня находится онкологический, здесь нужно давление померить, здесь узнать, как здоровье у старенького дедушки, – представила свой путь Кондрахина.

Встав в ряды терапевтов, параллельно получила специализацию по эндокринологии. Тогда она впервые увидела эталон профессии. Негласной духовной наставницей стала Нина Эдуардовна Агапеева. Врач-эндокринолог работала на кафедре терапии на базе областной клинической больницы, где Кондрахина проходила стажировку в 1985 году.

– Я поняла, что это тот специалист, на которого я хотела бы походить по уровню знаний, внутренней интеллигентности, отношением к пациенту, как она проводит разборы… Она показывала нам, что на основании жалоб можно подойти к диагнозу. Она это делала мастерски. Я бы хотела в свое время быть похожей на нее. Но не получилось, – призналась Людмила Анатольевна. – Она занималась и научной деятельностью в том числе. Она знала свой предмет глубоко. Я же много времени потеряла как организатор здравоохранения, я в специальность «терапия» не углубилась настолько, насколько хотела.

Особенность героини публикации: она совсем не любит фотографироваться, а на снимках удается лишь тогда, когда его делают спонтанно. Фото: из личного архива Людмилы Кондрахиной

Особенность героини публикации: она совсем не любит фотографироваться, а на снимках удается лишь тогда, когда его делают спонтанно. Фото: из личного архива Людмилы Кондрахиной

Жизнь замечательных врачей

Когда у Людмилы Анатольевны был стаж около 2,5 лет, ее уговорили взять на себя освободившуюся должность заведующей терапевтическим отделением. Так молодой врач в 26 лет возглавила работу коллег.

– Даже по квалификационным категориям стаж работы должен быть выше. Думаю, главный врач рисковала, когда ставила меня, – размышляет Кондрахина.

В 1988 году она ушла во второй декрет. В 1990-м вышла уже в новую поликлинику, рядом с домом на Лесобазе.

– Были тяжелые времена, 90-е годы, когда надо было добывать деньги и еду. Был как раз декрет вторым ребенком. Я человек общительный. А здесь одно и то же, одно и то же… И я уже работой бредила, надо было скорее выйти. Мне тогда муж сказал: «Еще два-три месяца, и ты в психушку попадешь». Лесобаза тогда еще строилась. И я пришла на второй год создания поликлиники № 13 – это была медсанчасть «Тура», она относилась к предприятию, – восстанавливает цепь событий Людмила Анатольевна. – 13-я поликлиника – это наша душа и семья. Я там проработала 19 лет.

Это медучреждение стало домом, а коллектив – семьей. Там создавались традиции, и зачастую Кондрахина была автором этих традиций – в прямом смысле. В поликлинике дружно отмечали праздники, ставили концерты. Людмила Анатольевна сама сочиняла сценарии к мероприятиям. В то время, еще без компьютеров и принтеров, эти сценарии она писала вручную.

"Я, по сути – заведующая отделением". Фото: из личного архива Людмилы Кондрахиной

"Я, по сути – заведующая отделением". Фото: из личного архива Людмилы Кондрахиной

Здесь врач проработала большую часть своей трудовой жизни. Здесь же она познакомилась со своим нынешним мужем… Этот тандем сначала сложился в профессиональной сфере.

– Он в меня влюбился с третьей ступеньки. Я тогда уже была заместителем главврача. Я его встречала вместе с начальником горздрава, у нас было знакомство с коллективом, – вспоминает она. – Он развелся и ждал еще десять лет – ухаживал за мной. Потом я развелась. У нас завязались отношения. С 2010 года мы стали вместе.

Эта проза на самом деле намного лиричнее звучит – в ней и стихосложение, и импровизация на рояле. Людмила Анатольевна стала музой Михаила Симоновича. Каждое утро она приходила в его кабинет на планерку, и он зачитывал новое посвящение. Так родился на свет сборник стихов для любимой женщины.

– Я складывала их в коробку. Они мне все очень нравятся. Сейчас он мне не пишет. Но я каждую секунду чувствую, что он меня очень любит. Я счастливая женщина, он готов меня носить на руках, по 25 раз в день повторяет, какая я красивая! – поделилась счастьем Людмила Анатольевна. – Когда мы познакомились, я в себе почувствовала женщину.

Любимый мужчина посвятил Людмиле Анатольевне сборник стихотворений. "Восхитилось утро ночью..." - его любимое посвящение супруге. Фото: Ирина Ромашкина

Любимый мужчина посвятил Людмиле Анатольевне сборник стихотворений. "Восхитилось утро ночью..." - его любимое посвящение супруге.Фото: Ирина Ромашкина

На один из дней рождений Людмила Анатольевна подарила супругу электронное фортепьяно – так сбылась мечта любимого. Михаил Симонович мечтал об этом инструменте, потому как в его семье был 150-летний рояль Becker. Играть по нотам самоучка не умеет, но воодушевляюще исполняет музыкальные импровизации.

– Когда я ложусь спать, он играет мне колыбельную, – говорит счастливая Людмила Анатольевна.

«Лебединая песня»

Прежде чем вступить в эту идиллию, супруги достигли взаимопонимания в работе. Так, они вместе строили новую поликлинику № 13 – помогали проектировщикам создавать здание.

– Помню, столько туалетов наляпали – по нормативам! А кабинетики… Почему не по нормативам? Или ЦСО – централизованное стерилизационное отделение. Надо сделать, как положено, по циклам, которые не должны соприкасаться. На тот момент нам сделали какую-то смешную ЦСО. Я помню, вечером принесла всю нормативку, села, нарисовала. Так получилось, что через два дня приехал с проверкой Центр гигиены. Я показала проект. Они посмотрели – все как положено, классно, – говорит собеседница. – В этот проект мы вложили душу, силы, голову. Мы прописали оснащение, мебель… Я тогда бегала, даже рассчитала, что мне 330 шагов от дома до поликлиники. Какой класс! Но, к сожалению, так и не поработала в ней.

Когда контракт с депздравом закончился, Михаил Симонович покинул должность. Предложение возглавить поликлинику пришло Людмиле Анатольевне. Однако она отказалась.

– Это просто не мое. Это значит забыть о семье. Я и так считаю, что недостаточно внимания уделяла детям. Особенно я задумалась, когда мне сын Алексей в 13 лет сказал: «Мам, ты знаешь, оказывается, когда дети болеют, родителям дают больничный лист по уходу за ребенком». То есть мои дети болели сами по себе. Я единственный раз ходила с сыном на больничный, когда у него была ветрянка и температура выше 41 градуса. Я боялась, что у него будут судороги, – сожалеет врач. – А я такой человек, что, если возьмусь, мне надо вбуриться во всё. Я лечебное дело знаю, а тут еще надо знать экономику, управленческое дело… А мне это надо? Я буду в это вникать? Я представила и поняла, что это не мое, мне это не надо. Так можно и семью потерять, и детей.

1 июня Людмила Анатольевна отпразднует 60-летие. С юбилеем по традиции будут поздравлять самые близкие люди. Фото: из личного архива Людмилы Кондрахиной

1 июня Людмила Анатольевна отпразднует 60-летие. С юбилеем по традиции будут поздравлять самые близкие люди. Фото: из личного архива Людмилы Кондрахиной

От нового главврача по каким-то причинам Людмила Анатольевна не чувствовала доверия. Работать без этой составляющей не могла. В то время Михаилу Симоновичу позвонил главврач третьей поликлиники, он искал себе зама. Всё складывалось само, кроме одного но…

– Я решила написать заявление на увольнение. Я помню, была пятница, когда я уволилась. Я пришла домой и все выходные ревела. Я не могла понять, как буду работать без этого коллектива, – вспоминает врач. – Я такой человек, что если решила, то на попятную не пойду. Даже если сердце рвется на кусочки, но если я решила, то пойду дальше…

Когда коллектив узнал, что Кондрахина уходит, уговаривали остаться, просили об этом главврача.

– Мы сейчас в нормальных отношениях с этим главврачом. Только потом я поняла, что судьба мне дала этого человека специально, чтобы я ушла из этого лечебного заведения. Я была на грани истощения. Я на себя взвалила всё. Я считала, что должна вникнуть во всё: помочь в человеческих отношениях, с садиком, со школой, по госпитализации, – рассказывает героиня публикации. – Тяжело, когда к тебе обращаются по каждому поводу. Наверное, многое делала зря…

«Лебединой песней» родному коллективу стал юбилейный вечер поликлиники.

Век учись…

Есть и врачи, и медперсонал, и даже пациенты, которые ушли вместе с ней. Например, сегодняшний главный врач поликлиники № 17 Татьяна Клещевникова – последовательница Людмилы Анатольевны.

– Она наша ученица. Она пришла к нам в поликлинику еще в интернатуру. По распределению должна была прийти в 13-ю поликлинику на работу. А когда она узнала, что я перешла в третью, следом за мной прибежала, – пояснила Кондрахина. – И из третьей поликлиники некоторые перешли со мной в госпиталь ветеранов.

Большое увлечение Людмилы Анатольевны - кулинария. Она собрала два ящика с рецептами. Каждые выходные талантливая хозяйка потчует домочадцев вкусными яствами. Фото: из личного архива Людмилы Кондрахиной

Большое увлечение Людмилы Анатольевны - кулинария. Она собрала два ящика с рецептами. Каждые выходные талантливая хозяйка потчует домочадцев вкусными яствами. Фото: из личного архива Людмилы Кондрахиной

Должность заместителя главврача в поликлинике – современной, отремонтированной, красивой, с новейшим оборудованием, в центре города, и среди пациентов много обеспеченных и влиятельных людей. Что же не так было здесь?

– Требовалось особое внимание к этим людям, которое я порой не понимала. Требует ветеран войны – это одно, он заслуживает. Требует какой-то человек, которого я считаю недостойным этого – мне это, честно говоря, не по душе. Жалобы на врачей, постоянно разбираться с такими людьми: приходилось брать за ручку, вести, решать его проблемы. А я считаю, что он должен получить медицинскую помощь на общих основаниях, не учитывая его авторитет и статус. Поэтому я решила, что надо изменить что-то в своей жизни. Вообще я, по сути, – заведующая отделением. Это не мое было – зам. главного врача, – сделала вывод Людмила Анатольевна.

Еще одно хобби Людмилы Анатольевны - чтение книг. Фото: из личного архива Людмилы Кондрахиной

Еще одно хобби Людмилы Анатольевны - чтение книг. Фото: из личного архива Людмилы Кондрахиной

В госпитале для ветеранов войн она многое для себя открыла. Например, пациенты научили доктора всегда здороваться.

– У нас не так много пациентов. Может, я по имени и отчеству не всех знаю, но большинство я знаю по фамилии. Здесь совершенно другое отношение к пациентам, семейное. Пусть в госпитале нет современной регистратуры, но зато у нас с порога пациенту внимание, – подчеркнула она.

В этот период жизни была еще одна наука от судьбы. Впервые за всю свою жизнь Кондрахина заболела, причем тяжело – гангрена желчного пузыря на фоне желчнокаменной болезни. Она была на между жизнью и смертью. Став пациенткой, она лежала на больничной койке и анализировала прожитую жизнь. Как сказала ей коллега, пора навсегда освободиться от бремени прошлых работ и забот, а еще – решиться и выйти наконец замуж за любимого мужчину. После выздоровления Людмила Анатольевна сделала этот шаг навстречу счастью.

– Мы высчитали, когда детей не будет, и тайком с фотографом пошли регистрироваться в загсе, в Янтарном зале. Потом сходили в ресторан, и всё. Мы решили этот день не делить ни с кем. Это была свадьба для нас двоих, наше с ним торжество. Объявили о браке детям позднее, – пояснила собеседница.

Поженились в тайне. Фото: из личного архива Людмилы Кондрахиной

Поженились в тайне. Фото: из личного архива Людмилы Кондрахиной

Бой продолжается

Самое сложное ее сегодняшнее переживание – волнение о тех врачах, медперсонале госпиталя, которые отправились в монобольницы.

– Коронавирус очень опасен. Когда всё это началось, я думала о том, чтобы пойти работать в моногоспиталь. Но муж мне сказал: «Если ты пойдешь, я заражусь и приду к тебе лечиться». А для него это смертельно. С другой стороны, я не могла бросить поликлинику, тем более что половина докторов ушли в госпиталь. Сейчас мы работаем с волонтерами, которые развозят больным препараты на дом, – рассказала врач.

Она убеждена, что эти люди – настоящие герои: оставили семьи, работают по 12 часов, борются с болезнью на передовой. Из госпиталя ветеранов войн на этот фронт с невидимым врагом Людмила Анатольевна отправила полколлектива: врачей, медсестер, уборщиц и администраторов.

– Считаю, что все наши сотрудники, которые работают в красной зоне, в инфекционных моногоспиталях, – это герои! По утрам я встаю, когда смотрю, что жарко, мне так их жалко, – растрогалась заведующая терапевтическим отделением. – Там нет вентиляции, все вентиляционные отверстия закрыты. Ни кондиционирования, ничего не должно быть. Они в костюмах, ткань плотная, в жару, в двух перчатках, в герметичной маске – очень тяжело работать! Как они мне говорят: «Нам в душ не надо, с нас пот льется». Сейчас идет второй месяц, как они живут в таком режиме, уже привыкли. А первые две недели им было очень тяжело. Они лишаются контакта с родными. Они живут в гостиницах – их привезли и увезли. Они не видят свежего воздуха, кроме как дойти до автобуса. Они не имеют права контактировать друг с другом. Они каждый день соприкасаются, возможно, с больными людьми. Это герои.

ИСТОЧНИК KP.RU

Еще больше материалов по теме: «Тюменская область: медицина»

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также