2018-11-03T17:30:02+03:00

«Это больше, чем бизнес-спор»: интересанты пытаются подвести челябинского промышленного гиганта под крупный штраф

На южноуральское предприятие могут давить через силовиков
Фото: Евгений ЕмельдиновФото: Евгений Емельдинов
Изменить размер текста:

Промышленная группа КОНАР долго оставалась в информационной тени. И даже войдя в число крупнейших налогоплательщиков региона, не пиариалась, а занималась развитием производства, на котором сейчас работают порядка 4 500 человек. Успехи предприятия стали заметны без рекламной подсветки, о них узнали на федеральном уровне. В прошлом году Владимир Путин принимал Нурсултана Назарбаева на площадке строящегося завода «Русские электрические двигатели», совместного проекта ПАО «Транснефть» и АО «КОНАР». В конце октября этот завод был запущен с участием руководителей двух государств — России и Италии.

Владимир Путин отметил, что введенный в эксплуатацию завод в Челябинске — «показательный пример успешного и взаимовыгодного сотрудничества».

Президент Путин во время телемоста по запуску завода «Русские электрические двигатели». Фото: kremlin.ru

Президент Путин во время телемоста по запуску завода «Русские электрические двигатели». Фото: kremlin.ru

— Это инновационное предприятие полного цикла построено по итальянским технологиям и будет выпускать высоковольтные электрические силовые установки, отвечающие передовым стандартам энергоэффективности и безопасности, — сказал Президент РФ.

Но с недавних пор параллельно с историей успеха развивается еще одна. Антимонопольщики из Тюмени заподозрили челябинское предприятие в картельном сговоре. Правда, претензии ФАС могут оказаться лишь обложкой бизнес-детектива, в котором, вероятно, замешаны интересы влиятельных игроков.

ТЕМНАЯ ЛОШАДКА

Несколько лет назад «Транснефть» задумала построить нефтепровод в Заполярье — масштабный проект в сложных климатических условиях вечной мерзлоты. Таких конструкций в мире единицы. Было разработано уникальное техническое решение. Трубы проложили не под землей, а наверху, на мощных опорах. Небольшим, но важным элементом, составной частью конструкции опоры, стали вертикальные термостабилизаторы. Они нужны чтобы намораживать грунт и сохранять его устойчивость в теплое время года.

КОНАР участвовал в разработке и изготавливал конструкции опор, прошел с ними все официальные конкурсные процедуры, выполнил все НИОКРы. Авторы проекта получили 16 патентов РФ! А 10 человек — представители предприятий системы «Транснефть», компании «КОНАР» и Национального исследовательского Московского строительного университета — еще в 2014 году стали лауреатами государственной премии Правительства РФ в области науки и техники.

Как и подобает технически сложному устройству, некоторые элементы нефтепровода требуют замены по требованиям эксплуатации. На поставку запчастей, в том числе термостабилизаторов, отыгрывают конкурсы. В России их готовы были изготавливать две компании: челябинский КОНАР и тюменский «Фундаментстройаркос». В 2016 году появилось тюменское НПО «Полюс».

Надземная часть трубопровода проложена на особых опорах, каждая свая снабжена термостабилизаторами грунта.

Надземная часть трубопровода проложена на особых опорах, каждая свая снабжена термостабилизаторами грунта.

С постройки нефтепровода «Транснефть» провела шесть конкурсов на поставку стабилизаторов. Пять из них выиграл «Полюс». На КОНАРе говорят, что при масштабах их производства им интересно было получать заказы определенного объема. Пользуясь этим, «Полюс» выигрывал торги на поставку, на уровне цен на товары участие «Полюса» в торгах не отразилось.

Проиграв одни из торгов, в 2017 году «Полюс» написал жалобу на проведение процедуры конкурсов. Причем по торгам, которые промышленная группа КОНАР выигрывала еще в 2012 году, — за пару лет до появления «Полюса».

— Жалоба долго ходила по инстанциям. Побывала в челябинской прокуратуре, ФАС, ушла в Москву. Спустя восемь месяцев она попала в антимонопольную службу Тюмени. И та, с готовностью за нее ухватившись, усмотрела картельный сговор. Мы стали ездить туда разбираться: почему цены, условия поставок, приборы у всех одинаковые, но претензии только к двум компаниям. Внятный ответ получить не удалось до сих пор. Появляется уверенность, что проблема лежит не в рамках правового поля, — говорит начальник отдела правового обеспечения АО «КОНАР» Алексей Мотовилов.

В тюменском УФАС объясняют схему так: челябинский завод вместе с «Фундаментстройаркос» сговорились и манипулировали ценой на торгах, заработав несколько миллиардов рублей.

МНИМЫЙ КАРТЕЛЬ

— Обвинения серьезные, хоть аргументы и представили слабые. Противостоят им девять коробок с документами и мегабайты цифровых файлов. Все прозрачно, смотрите бумаги. Но ФАС все игнорировал, — говорит Мотовилов.

Например, один из элементов обвинений: у КОНАРа нет производства термостабилизаторов.

— У нас современное машиностроительное производство. Наши заводы выпускают большую номенклатуру изделий, наличие производства термостабилизаторов на наших мощностях подтверждено экспертным заключением! Еще до появления на свет конкурентов мы разработали и изготовили те самые опоры, элементом которой является термостабилизатор, — отражает претензии Мотовилов. — Удивительно, как можно не увидеть производство там, где оно есть! Но еще более удивительно другое. ФАС только в мае «не обнаружил» у нас производства. А вывод о том, что у нас производства термостабилизаторов нет, они написали в решении за месяц до этого. Все это выглядит как притягивание фактов за уши.

Механообрабатывающий и сборочный цех АО КОНАР. Фото: Евгений Емельдинов

Механообрабатывающий и сборочный цех АО КОНАР. Фото: Евгений Емельдинов

Еще одна претензия антимонопольщиков — картель манипулирует ценами: завышает их значительно выше рыночных.

— При этом ФАС сами сделали анализ рынка. Из этого анализа однозначно видно, что колебание цены (с учетом цен, предлагаемых ООО НПО «Полюс») составляет 1,8%. Как из этого можно сделать вывод о ее завышении? Они говорят: у вас с «Фундаментстройаркос» похожие предложения цены. И в этом предложении мы якобы накручиваем до 50% цены! Но почему они не замечают, что у «Полюса» предложение похоже? Почему они, Полюс, не скинули эти 50%? Выходит, что они тоже с нами в картель входят? Когда антимонопольный орган спросил «Транснефть», чувствуют ли они себя потерпевшими от сговора, те дали понять, что в ситуации, когда цена одинакова, им нет разницы, у кого покупать.

ЗАЩИЩАЯ РЫНОК, ФАС РУШИТ ЕГО

Получается законотворческий казус. Если суд признает, что челябинская и тюменская фирмы создали картель, то им грозит крупный штраф. Санкция настолько внушительная, что ударит даже по крепкому предприятию КОНАР. После такого на рынке поставщиков термостабилизаторов монополистом, против которых ФАС также призвана бороться, останется именно «Полюс». Получается, защищая рынок, антимонопольная служба наоборот рушит его. Если останется только один поставщик, он сможет управлять ценой как ему вздумается и, разумеется, сделает это в свою пользу.

Действия антимонопольной службы местами похожи на хорошо срежиссированную информационную атаку. Например, о вине предприятий они умудряются заявить раньше решения суда.

Изделия машиностроительного производства КОНАР. Фото: Денис Базаров

Изделия машиностроительного производства КОНАР. Фото: Денис Базаров

— При объективном подходе к аргументам ФАС они рассыпаются. Но на это внимания не обращают. Сейчас закончилось дело в арбитражном суде Тюмени. На протяжении заседаний складывалось впечатление, что суд хотел разобраться, принимал наши доводы. Но в финале произошло что-то странное. Антимонопольный орган в своей речи вместо того, чтобы анализировать доказательства, заявил, что их поддерживают ФАС Москвы, прокуратура и полиция. Очень похоже на намек: «Все единодушны, сомневаться не стоит — сговор был». Это не только не этично и не законно, но и непрофессионально. В итоге мы видим мотивировочную часть решения суда, которая практически слово в слово повторяет аргументы ФАС. Будем подавать апелляцию в Омск. Надеемся, что там будут исключены факторы, которые влияют на законное решение, — поделился юрист АО «КОНАР».

У ВСЕГО ЕСТЬ ЦЕНА

Производственная база НПО «Полюс» находится в промзоне на окраине Тюмени. Облезлый ангар, грубый бетонный забор. По соседству заросшая сорняком железная дорога с брошенными вагонами.

Согласно открытым данным, на предприятии с уставным капиталом в миллион рублей трудятся 55 сотрудников. Появляется резонный вопрос: как небольшая фирма имеет такое влияние на надзорные органы?

НПО «Полюс» занимает небольшой ангар на окраине города.

НПО «Полюс» занимает небольшой ангар на окраине города.

Среди учредителей фирмы 10 персоналий. Все из Москвы и на первый взгляд далеки от промышленности: юристы, финансисты и бизнесмены.

— Например, Александр Бабиков возглавляет инвестиционную группу, которая несколько раз оказывалась в нужное время в нужном месте: как только предприятие обрастало ворохом проблем и кредитов, столичные финансисты приходили «на помощь», скупая компанию гораздо ниже рыночной стоимости, — говорит Мотовилов. — На одной из строчек имя Аделины Школовой. Из открытых источников известно, что ее родственник раньше был высокопоставленным чиновником. Ныне он в отставке, но, когда история перешла в активную фазу, был при посте и имел рычаги.

— Эта информационная кампания вряд ли случилась из-за доли в контрактах. Возможно, это рычаг, чтобы потом получить что-то от челябинского предприятия. А что это будет — покажет время, — считает бизнес-эксперт Алексей Иванов. — Чем сильнее «напугают», тем выше смогут затребовать цену. Знаете, как бывает: сначала у компании проблемы, а потом появляется человек, банк или фирма, которая способна их решить. И у всего есть цена.

Новости компаний.

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также