Общество

Фашистские флаги и «Алые паруса»: 108-летняя шхуна «Надежда», которой владел немецкий пират, до сих пор ходит в экспедиции по Балтике

Журналист «Комсомолки» побывала на борту исторического судна и даже пробовала поднимать паруса
Парусник "Надежда" построен в 1912 году. Фото: пресс-служба Яхт-клуба Санкт-Петербурга

Парусник "Надежда" построен в 1912 году. Фото: пресс-служба Яхт-клуба Санкт-Петербурга

Пожалуй, нет ничего романтичнее, чем морское путешествие под парусами. Да еще и на исторической шхуне 1912 года, которой когда-то владел немецкий пират. Если бы корабль «Надежда» мог говорить, мы бы устали записывать за ним хронику невероятных приключений и морских походов. И вот теперь на старинном судне мы идем к месту экспедиции Центра подводных исследований РГО. Путь не близкий – до острова Мощный, где находится наш лагерь, 16 часов ходу. Есть время познакомиться и узнать кое-что о нашем корабле.

Не садитесь на «голову боцмана»

Если бы «Надежда» не выглядела, как исторический корабль, можно было бы подумать, что мы находимся на современном, высокотехнологичном судне с электричеством, канализацией, душем и хорошей кухней. Но парусник выдают его корпус и штурвал – они оригинальные, им 108 лет.

На борту нас встречает боцман Алексей Филинович. Первое, что нам нужно знать, - правила поведения на корабле.

Экипаж "Надежды" небольшой, зато каждый умеет делать всё

Экипаж "Надежды" небольшой, зато каждый умеет делать всё

Фото: Алина ЧЕМЕРИС

- В каютах, в камбузе и кают-компании должен быть порядок, - инструктирует он. - На снасти, что находятся на палубе, и прочие дельные вещи, не садитесь и не ставьте ноги. Иначе это неуважение к кораблю. Видите эти кнехты с зелеными веревками? Они называются «голова боцмана». Сядете на них, будет считаться, что сели мне на голову. Не надо так. И за борт не перевешивайтесь сильно, чтобы не пришлось вас потом доставать.

Алексей отвечает за все, что находится на палубе. Он с ловкостью Тарзана может взобраться к верху мачты по шатающейся во все стороны веревочной лестнице или залезть к самому краю бушприта – приспособления на носу, куда крепятся паруса. Всего их - парусов - на «Надежде» семь. Они, в случае попутного ветра, помогают разогнать судно, которое идет на двигателе, почти втрое.

Чтобы справиться с кораблем и стихией, нужна отличная физическая форма

Чтобы справиться с кораблем и стихией, нужна отличная физическая форма

Фото: Алина ЧЕМЕРИС

- Изюминка нашего судна не только в том, что оно историческое, но и в том, что паруса мы ставим так же, как это делали наши предки сто лет назад, - поясняет боцман. – Сейчас на многих кораблях есть лебедки, а где-то даже, чтобы раскрылся парус, достаточно нажать на кнопку. Но здесь все по-честному.

Снасть, на которую намотана веревка, называется "голова боцмана". Садиться и ставить ноги на нее нельзя

Снасть, на которую намотана веревка, называется "голова боцмана". Садиться и ставить ноги на нее нельзя

Фото: Алина ЧЕМЕРИС

Ну ее, эту романтику

Опытная команда поставит паруса на «Надежде» минут за 15. Но за неимением оной, делать это приходится нам, участникам экспедиции. Когда Алексей стал объяснять, за что надо тянуть, чтобы поднялся тот или иной край определенного паруса, казалось, будто он говорит на каком-то древнем языке и вот-вот вызовет нечистую силу… Ох уж эти морские термины.

- Риф-шкентель, риф-шкентель, - повторяю я себе под нос, пытаясь запомнить название веревки, которую мне надо «травить», то есть, аккуратно выпускать из рук. Кстати, «тянуть» по-морскому будет «выбирать». Такое занятное языкознание.

Паруса мы ставили два часа. Боцман командовал процессом

Паруса мы ставили два часа. Боцман командовал процессом

Фото: Алина ЧЕМЕРИС

С горем пополам каждый из нас все же выучил свою веревку. Но это было только началом кошмара. И если те паруса, что на носу, поддались не сразу, но все же поддались, то тот, что ближе к корме – с гордым названием грот – сотрудничать отказывался напрочь. Даже крепкие парни, вместе повиснув на несчастной веревке, так и не смогли полностью дотянуть его до верха. Возились мы в общей сложности часа два.

- Для первого раза пойдет, - улыбнулся Алексей. – Но не забывайте, вам еще их собирать.

На этих словах мы, мягко говоря, изрядно уставшие, переглянулись. А может, ну ее, эту парусную романтику?...

Запомнить, как называется та или иная веревка, та еще задачка

Запомнить, как называется та или иная веревка, та еще задачка

Фото: Алина ЧЕМЕРИС

От пирата к Ленинграду

Но когда начинаешь узнавать, что пережила «Надежда» и какие люди на ней ходили, подобные мысли отступают. В 1912 году судно было построено в Голландии как рыболовное. Называлось оно тогда «Стерна». Спустя 15 лет его купил предприниматель из Гамбурга, а после – в 1936-м– шхуна стала собственностью национального героя германии Феликса фон Люкнера. Он переименовал корабль в «Seeteufel», что значит «Морской дьявол».

"Морской дьявол" первым ушел в кругосветку под фашистскими парусами. Фото: пресс-служба Яхт-клуба Санкт-Петербурга

"Морской дьявол" первым ушел в кругосветку под фашистскими парусами. Фото: пресс-служба Яхт-клуба Санкт-Петербурга

- Феликс был, пожалуй, самым удачливым пиратом 20-го века, - рассказывает Алексей Филинович, который, очевидно, знает все о своем корабле. – Но пиратствовал он на другом судне. Во время Первой мировой войны он провел несколько блестящих операций по потоплению кораблей противника. Всего он захватил около 30 судов и за все время пиратства потерял лишь одного члена команды. А когда корабль Феликса остановился на одном из островов, то из трюмов были выпущены порядка 300 пленников. Видимо, уже и место для них закончилось, и еда.

Национальный герой Германии Феликс фон Люкнер за штурвалом своего корабля. Фото: пресс-служба Яхт-клуба Санкт-Петербурга

Национальный герой Германии Феликс фон Люкнер за штурвалом своего корабля. Фото: пресс-служба Яхт-клуба Санкт-Петербурга

Действовать в интересах Германии Феликс не перестал и, покончив с пиратством. Под видом кругосветного путешествия он на своем «Морском дьяволе» добывал информацию о портах вероятного противника перед Второй мировой войной. Его шхуна стала первым германским кораблем, ушедшим в кругосветку под фашистскими флагами. Но еще до окончания плавания Феликс разочаровался в нацистском режиме и продал шхуну. А потом, уже после войны, судно пригнали в Ленинград, да так и назвали – что церемониться? - «Ленинград».

"Надежда" тогда называлась "Ленинград" и была первыми алыми парусами. Фото: пресс-служба Яхт-клуба Санкт-Петербурга

"Надежда" тогда называлась "Ленинград" и была первыми алыми парусами. Фото: пресс-служба Яхт-клуба Санкт-Петербурга

- После этого шхуну отдали нахимовцам, чтобы они обучались морскому делу, - поясняет Алексей Филинович. – Кроме того, наше судно несколько лет ходило под алыми парусами, когда праздник выпускников только-только появился. Сейчас корабль называется «Надежда» и мы продолжаем обучать на нем студентов. Для них это бесплатно, спасибо Газпрому. Некоторые, кстати, потом идут на курсы яхтенных капитанов. Это приятно. Значит, не зря мы здесь стараемся. Во второй части нашей экспедиции мы стали свидетелями операции по «спасению» танкера, который затонул во время таллинского перехода. Судно лежало на дне с 1941 года и только в этом году начало сочиться нефтью. Подробности читайте в номере «КП» за понедельник.