Коронавирус Covid-19

Депутат Валерий Гартунг, заболевший коронавирусом после прививки: Я против, чтобы из-за меня раскрывали данные испытаний “Спутник V”

Интернет бурлит: депутат получил вакцину и заболел - значит вакцина не работает? Сам Гартунг объяснил kp.ru, в чем дело
Валерий Гартунг в числе 40 тысяч добровольцев участвовал в испытаниях вакцины “Спутник V”

Валерий Гартунг в числе 40 тысяч добровольцев участвовал в испытаниях вакцины “Спутник V”

Фото: Личная страница героя публикации в соцсети

Случай депутата Госдумы Валерия Гартунга, который в числе 40 тысяч добровольцев участвовал в испытаниях вакцины “Спутник V” и заболел коронавирусом, взбудоражил россиян, которые ждут, что отечественная прививка станет панацеей, которая остановит пандемию. Люди требуют от организаторов эксперимента объяснений: если он попал в группу добровольцев, которым досталось плацебо (таких по стандартам исследований 25% от общего числа участников) - вы об этом прямым текстом и скажите! В противном случае теряется вера в вакцину.

Тем более, что становятся известны и другие случаи, когда участники эксперимента сдавали положительный тест на COVID-19. Об этом, например сообщила Мария Баронова, политический активист и шеф-редактор телеканала RT.

Другой доброволец московский врач-инфекционист Валерий Безносенко разочарованно поделился на своей страничке в Фейсбуке результатами анализов - он не заболел, но антител у него не обнаружено, это говорит либо о плацебо, либо о неэффективности вакцины.

Короче, народное терпение лопается. Читатели пишут в комментариях: к черту правила, которые гласят, что ни врач, ни пациент до конца испытаний не должны знать, что они получили! Хотим знать правду: на кону стоят жизни людей! А кроме того, репутация страны. Почему бы исходя из экстренных условий, в которых мы все оказались, не сделать исключение? В конце концов, ни одно правило без них не обходится без.

- Может, действительно стоит раскрыть данные эксперимента до его завершения? - спросили мы депутата Валерия Гартунга, который невольно оказался в эпицентре этого ажиотажа.

- Лично я против раскрытия данных, - сходу отрубил Валерий Карлович.

- Почему? Разве цель в этом случае не оправдывает средства?

- Существует официально признаваемая во всем мире методика проведения клинических испытаний. Если мы хотим, чтобы к результатам наших исследований было доверие, надо строго соблюдать эту методику. Я, честно говоря, с удивлением, наблюдаю шумиху вокруг моего случая. Интернет бурлит: депутат получил вакцину и заболел - значит вакцина не работает! И никто даже не пытается узнать, а что собственно произошло на самом деле? А все просто: в моем случае тестирование на антитела должно было начаться только через 9 дней после того, как я сдал положительный тест на COVID-19. Проще говоря, у меня к моменту заражения еще не должен был выработаться иммунитет. Даже в том случае, если я получил вакцину, а не плацебо.

- Мы разговаривали с экспертами они утверждают, что полноценный иммунитет должен сформироваться спустя три недели после второго укола (вакцинация проходит в два этапа - Ред). А у вас сколько дней прошло?

- В том-то и дело, что у меня эти сроки не прошли. Изначально нам говорили - после первой прививки выдерживаем 21 день, затем делаем вторую прививку и ждем после нее еще 21 день. То есть иммунитет должен сформироваться спустя 42 дня. У меня прошло 33 дня! Я как раз попал в промежуток, когда вторая прививка уже была сделана, но вакцина еще не работала.

- А почему вы тогда уверены, что получили плацебо, а не вакцину, которая еще не начала действовать?

- Потому что у меня никаких признаков не было. Мне есть с чем сравнивать, в июле делал себе прививку от пневмококка. Прививался из тех соображений, что если я и заболею коронавирусом, то у меня хотя бы не будет пневмонии. Кстати, ее и не было. И вообще я болел бессимптомно, о том, что у меня коронавирус узнал случайно, когда сдавал обязательный тест перед заседанием в Госдуме. Так вот, когда я ставил прививку от пневмококка, место укола ныло и болело. Было ощущение, что организм реагирует на прививку. А в этот раз даже место укола не болело - вообще никаких последствий. Я настолько был уверен, что это плацебо, что хотел даже еще раз привиться. А мне врачи говорят: “Послушайте, а вдруг это не плацебо? Тогда вы две прививки получаете, а мы не знаем, как организм себя поведет. Мы не готовы на себя ответственность брать”. Поэтому я готов ждать.

- А что плохого если заглянуть в компьютер и узнать: все же это было плацебо или прививка? Зато все успокоятся...

- Это все эмоции. В таких делах они всегда мешают. Когда вопрос касается здоровья нации и даже человечество надо подходить с холодной головой и делать все строго по процедуре. В чем смысл исследования, когда ни врач, ни пациент не знают, что в ампуле плацебо или вакцина? В чистоте эксперимента! Эффект плацебо еще никто не отменял. А если добровольцы будут знать, кто из них что получил, то включается мозг, нервная система, организм реагирует по другому и результаты будут искажены. Кстати, желания врача интерпретировать результаты эксперимента на свой лад - тоже никто не отменял. Второй момент: сейчас в испытаниях участвуют 40 тысяч добровольцев. Ну, хорошо - раскроем мы данные. Тогда ученым снова набирать 40 тысяч людей? Ведь если мы нарушим правила проведения исследований, то их не признает научное сообщество и в мире их просто проигнорируют. И главное, мы сами не будем знать реальной картины. Вот тогда-то мы и дадим повод критиковать создателей вакцины: вы заявили быстро, зарегистрировали досрочно, а теперь еще неграмотно провели исследование, манипулировали результатами. Поэтому я, как доброволец, призываю всех: наберитесь терпения, скоро мы все узнаем!

ВЗГЛЯД С ШЕСТОГО ЭТАЖА

“Слепота” эксперимента - страховка от человеческого фактора

Ярослав КОРОБАТОВ.

Кажется, я понимаю логику и сторонников научного целомудрия и тех, кто требует: карты - на стол! Последние искренне недоумевают: чего мы боимся? Ведь цель оправдывает средства. А цель у нас благородная. Просто времени на церемонии нету. И никому от этого плохо не будет. Надо сказать, в принципе, так оно и есть.

Оппоненты в свою очередь говорят: любое стремление заменить правила революционным правосознанием часто заканчивается печально. Это как в случае со слепотой Фемиды - когда она прозревает, всем становится немного жутковато. В случае с исследованиями вакцин и лекарств “слепота” организаторов эксперимента это пункт, который - как и летные инструкции - написан кровью.

Жульничества в сфере разработки лекарств хватает. Ведь откуда-то же берутся многочисленные “фуфломицины”, на которых зарабатываются миллионы?

Но главное некачественно проведенные испытания калечат жизни тысяч людей. В 50-60 годы за рубежом появилось хорошее немецкое снотворное “Талидомид”, которое быстро стало популярным. Через некоторое время стало известно, что “Талидомид” крайне опасен если его принимают беременные женщины. Препарат отозвали, но в мире в общей сложности родилось от 8000 до 12000 детей с физическими уродствами.

Другой случай, который тоже вошел в историю медицины, также произошел в 1950-е годы. В США, когда ученым удалось создать вакцину от полиомиелита, лицензию на производство препарата получили несколько кампаний. Но в какой-то момент выяснилось, что некоторые партии вакцины фирмы Cutter Laboratories содержат не инактивированный, а активный вирус. В результате полиомиелитом заразилось около 40 тысяч детей. Этот инцидент во многом послужил причиной возникновения современного антипрививочного движения.

Поэтому чисто эмоционально понятно желание шагнуть за “флажки” и вручную проконтролировать ход исследования. Но у этого решения могут быть очень большие издержки. Человеческий фактор штука уж слишком непредсказуемая.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Тест на антитела к COVID: Как расшифровать и чем грозит результат

Разбираемся в непонятных цифрах в анализе (подробности)